Джазовые фестивали в СССР. Дискография

ВИНИЛ

 

1966
С 01157-8

33Д-01709-10


Обложка экспортного издания
ДЖАЗ-65. Молодежные джазовые ансамбли Москвы. Часть 1
КВАРТЕТ Л. ГАРИНА: Леонид Гарин - виброфон, Виктор Прудовский - фортепьяно, Адольф Сатановский - контрабас, Александр Гореткин - ударные
Колыбельная Светлане (Т. Хренников)
Экспромт ( Л. Гарин)
КВАРТЕТ А. КОЗЛОВА: Алексей Козлов - альт-саксофон, Вадим Сакун - фортепьяно, Андрей Егоров - контрабас Валерий Буланов - ударные
Сюита (в 3 частях) (А. Козлов)
Пять шагов в космос (В. Сакун)
ТРИО В.МИСАИЛОВА: Виктор Мисаилов - фортепьяно, Владимир Чернов - контрабас, Владимир Аматуни - ударные
Вальс (М. Блантер)
Рассказ (Б. Тиммонс)
КВАРТЕТ Н. ГРОМИНА: Николай Громин - гитара, Михаил Цуриченко - альт-саксофон, Алексей Исплатовский - контрабас, Владимир Журавский - ударные
Летите, голуби (И. Дунаевский)
Коррида (Н. Громин)
Когда-нибудь мой принц придет (Ф. Черчиль)

Джазовая музыка, записанная на этих пластинках лучшими молодежными ансамблями Москвы, — творческий итог фестиваля "ДЖАЗ-65", проведенного Союзом композиторов и Московским городским комитетом ВЛКСМ в апреле 1965 года в концертном зале "Юность". Фестиваль явился творческой встречей исполнителей, композиторов, музыкальной общественности и молодежи Москвы. Жюри, в состав которого входили известные советские композиторы, музыковеды, руководители эстрадных оркестров и представители московского комсомола, возглавлял заслуженный артист РСФСР В. И. Мурадели. Ансамбли, выступавшие на фестивале, продемонстрировали широкий стилистический диапазон — от традиционного до самых современных направлений в джазе. Более половины исполненных произведений составляли композиции, созданные участниками ансамблей. На фестивале прозвучало много импровизаций на темы популярных мелодий советских композиторов. Состав участников фестиваля отличался разнообразием: профессиональные музыканты, студенты музыкальных и технических учебных заведений, инженеры, научные работники. Молодые музыканты порадовали слушателей горячим энтузиазмом, одаренностью, способностью глубокого и самостоятельного мышления в композиции и исполнении.
КВАРТЕТ ЛЕОНИДА ГАРИНА имеет большой опыт работы на концертной эстраде. Л. Гарин — музыкант, обладающий разносторонними способностями. Его виброфон придает ансамблю характерную просветленность и мягкость звучания. Хороший ритм, создаваемый контрабасистом Адольфом Сатановским и ударником Александром Гореткиным, интересная игра пианиста Виктора Прудовского позволили создать яркий, высоко артистичный и слаженный коллектив. Выступая в эстрадных концертах, ансамбль часто пропагандирует советскую джазовую музыку. Джазовая обработка песни Т. Хренникова "Колыбельная Светлане", сделанная В. Прудовским и Л. Гариным — отличный, пример того, как можно, опираясь на известный тематический материал, находить оригинальные и, вместе с тем логичные пути для его развития. На пластинке квартет также исполняет живую пьесу Л. Гарина ,,Экспромт".
КВАРТЕТ АЛЕКСЕЯ КОЗЛОВА — это серьезный, творчески своеобразный коллектив, обладающий отличным ритмом и качеством исполнения. Основу репертуара ансамбля составляют собственные композиции. Трехчастная "Сюита" А. Козлова — оригинальное по форме, содержательное произведение. А. Козлов отличается большой самостоятельностью и глубиной музыкальной мысли; за внешне спокойным, плотным звучанием его альт-саксофона угадывается горячий внутренний пульс. Вадим Сакун—пианист камерного склада, вдумчивый музыкант, создавший много джазовых композиций; его импровизации изобретательны, интересны гармонически. Во время фестиваля всеобщее внимание привлекла необычайно динамичная, написанная в пятидольном размере пьеса В. Сакуна "Пять шагов в космос", которую автор посвятил подвигу космонавта А. Леонова. Спаянный дуэт — контрабасист Андрей Егоров и ударник Валерий Буланов—вносит в ансамбль столь необходимый в джазе "бит", пульсацию ритма. Игра А. Егорова насыщена экспрессией, его аккомпанемент безукоризнен, а сольные эпизоды всегда интересны. "Математически" точный, четкий ритм создает В. Буланов; он прекрасно владеет ударными инструментами, используя всю гамму оттенков их звучания. Аспиранты А. Козлов и В. Сакун, студенты А. Егоров и В. Буланов страстно увлечены музыкой, являющейся для них как бы второй профессией. Начиная с 1961 года музыканты ансамбля постоянно участвовали в джазовых фестивалях в Таллине, Тарту, Ленинграде и Москве, играли в кафе-клубе "Молодежное". В 1962 году они представляли Советский Союз на международном фестивале "Джаз Джембори" в Варшаве.
ТРИО пианиста ВИКТОРА МИСАИЛОВА составлено из студентов московских вузов. Играя в джазе недавно, В. Мисаилов проявил себя как способный музыкант, сочетающий в себе и лиризм и темпераментность.. Контрабасист Владимир Чернов и ударник Владимир Аматуни хорошо чувствуют намерения пианиста и способствуют их осуществлению. Ансамбль показывает на пластинке джазовую аранжировку лирического "Вальса" М. Блантера и быструю, напористую пьесу Б. Тиммонса "Рассказ".
КВАРТЕТ гитариста НИКОЛАЯ ГРОМИНА был создан незадолго перед фестивалем. Н. Громин обладает оригинальным музыкальным мышлением; его игра покоряет изяществом, стремлением к наиболее полному и глубокому раскрытиюмузыкальных образов. Будучи студентом а затем — инженером, он играл в оркестра кафе-клуба "Молодежное", участвовал в джазовых фестивалях в Прибалтике, Ленинграде, Москве, с успехом выступил на Варшавском фестивале "Джаз Джембори-62". В молодежных кафе-клубах "Аэлита" и "Романтики" играл Михаил Цуриченко. Он стремится использовать современные приемы игры; динамичные порывы звуковых пассажей его альт-саксофона как бы подчеркивают мягкое светлое звучание гитары Н. Громина. В ансамбле также принимают участие контрабасист Алексей Исплатовский и ударник Владимир Журавский. Квартет записал популярную мелодию И. Дунаевского "Летите, голуби" в обработке Н. Громина, а также его собственную композицию "Коррида". Это джазовая пьеса, напоминающая испанское болеро, интересна и внутренне эмоциональна. Н. Громин любит играть трио с контрабасом и ударными. В исполнении трио на пластинке вы услышите задушевный вальс "Когда-нибудь мой принц придет" из кинофильма "Белоснежка и семь гномов".
 

1966
ЗЗД—017017-18
 


 

ДЖАЗ-65. Молодежные джазовые ансамбли Москвы
Сторона 1
В. КУЛЛЬ— КВАРТЕТ
Вечерняя песня (импровизация на тему песни В. Соловьева-Седого)
Г. ГАРАНЯН— СЕКСТЕТ
В народном духе (У. Найсоо)
Баллада (Г. Гаранян)
Когда не хватает техники (К. Бахолдин)

Сторона 2
И. Бриль—ТРИО
Стань таким (импровизация на тему песни А. Флярковского)
Наездники (В. Журавский)
Пробуждение (И. Бриль)
Ю. Чугунов—КВИНТЕТ
Вальс (Ю. Чугунов)
В. Прудовский—ТРИО
Не грусти (импровизация на тему песни В. Мурадели)
 

1966
Д 018193-4

ДЖАЗ-66.
НА КОНЦЕРТЕ III МОСКОВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ
МОЛОДЕЖНЫХ ДЖАЗОВЫХ АНСАМБЛЕЙ

КВИНТЕТ Б. ФРУМКИНА
АЗЫ (А. Товмасян)
ТРИО Б. РЫЧКОВА
ПЕСНЯ (С. Мартынов)
ДИКСИЛЕНД В. ГРАЧЕВА
САДОВОЕ КОЛЬЦО (В. Грачев)
РАЗДУМЬЕ (Б. Васильев)
ТРИО Г. ЛУКЬЯНОВА
БЕСПОЛЕЗНЫЙ РАЗГОВОР (Г. Лукьянов)
КВАРТЕТ "К. М."
ВАЛЬС ДЛЯ НАТАШИ (В. Сермакашев)
ТРИО И. БРИЛЯ
А НЕ ПОРА ЛИ ЗАКОНЧИТЬ (А. Исплатовский)

На этих пластинках джазовая музыка записана в исполнении лучших московских молодежных ансамблей. Это — творческий итог фестиваля "ДЖАЗ-66", проведенного Союзом композиторов и Московским городским комитетом ВЛКСМ.
Участниками фестиваля были профессиональные музыканты и студенты, инженеры и научные сотрудники, рабочие и служащие.
На фестивале прозвучали импровизации на темы популярных мелодий советских композиторов и композиции, созданные участниками ансамблей.

1967
ЗЗД—020843-4
ТАЛЛИН 67. Международный джазовый фестиваль
КВИНТЕТ Э. ЛИНДСТРЕМА (Финляндия)
Импровизация на тему финской нар. песни
КВАРТЕТ Р. БАБАЕВА (Баку)
Песня горцев (X. Багиров)
КВАРТЕТ 3. НАМЫСЛОВСКОГО (Польша)
Летом (Дж. Гершвин)
СЕКСТЕТ А. ДОМНЕРУСА (Швеция)
Полуночное солнце не заходит (К. Джонс)
ДЖАЗ-АНСАМБЛЬ В. ВИТТИХА (Новосибирск)
Пьеса из Детского альбома (В. Виттих)
КВИНТЕТ В. ЗАХАРОВА (Хабаровск)
Олео (С. Роллинс)
ТРИО В. Мустафа-заде (Тбилиси)
Таллин в мае (В. Мустафа-заде)
КВИНТЕТ А. КРОЛЛА (Тула)
Движение из «Композиции в трех частях» (А. Кролл)

 
1967
ЗЗД—020845-6
ТАЛЛИН 67. Международный джазовый фестиваль
КВИНТЕТ ЯРНБЕРГА (Швеция)
Безмятежность (Д.Хендерсон)
ВОК.-ИНСТР. ДЖАЗ АНСАМБЛЬ П/У Г. ЗАРХА (Ленинград)
Скоморохи (Ф. Шампал)
АРМЕЙСКИЙ КВАРТЕТ "ЗВЕЗДОЧКА" (Рига)
Хоровод (по мотивам латышских нар. песен, обр. У. Стабулниекса)
 ТРИО Т. НАЙСОО (Таллин)
Супер "до" (Т. Найсоо)
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ДИКСИЛЕНД
Когда святые маршируют (традиционная)
КВАРТЕТ "КМ" (Москва)
Песенка (В. Семаркашев)
КВАРТЕТ Ч. ЛЛОЙДА (США)
Песня любви (Ч. Ллойд)
 
1967
33 Д 020983-84
ДЖАЗ-67. ЧЕТВЕРТЫЙ МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ МОЛОДЕЖНЫХ ДЖАЗОВЫХ АНСАМБЛЕЙ
ПЕРВАЯ ПЛАСТИНКА
1 сторона
КВИНТЕТ "КРЕСЧЕНДО" (лауреат фестиваля): Алексей Зубов — тенор-саксофон, Константин Бахолдин — тромбон, Борис Фрумкин—фортепиано, Алексей Исплатовский — контрабас, Валерий Буланов—ударные
Вариации на тему азербайджанского мугама "Чаргях"
(А. Зубов)


КВАРТЕТ ВЛАДИМИРА КУЛЛЯ: Александр Ильин — флейта, Владимир Кулль — фортепиано, Ефим Бурд — контрабас, Борис Новиков — ударные
Из трехчастной композиции. Второе решение. (В. Кулль)


ОРКЕСТР ПОД РУКОВОДСТВОМ ОЛЕГА ЛУНДСТРЕМА (дипломант фестиваля): Роман Кунсман — альт-саксофон, Михаил Цуриченко — альт-саксофон, Станислав Григорьев — тенор-саксофон, Игорь Лундстрем — тенор-саксофон, Станислав Борисов—баритон-саксофон, Роберт Андреев — труба, Лев Щеголев—труба, Лев Федотов — труба, Владимир Черепанов — труба, Олег Осипов — труба, Григорий Осколков—тромбон, Аркадий Шабашов—тромбон, Андрей Давидович—тромбон, Евгений Кузнецов — тромбон, Владлен Груз — валторна, Николай Капустин — фортепиано, Александр Гравис — контрабас, Иван Юрченко— ударные
Луч тьмы (Р. Кунсман)

КВИНТЕТ МИХАИЛА КУЛЛЯ: Михаил Царев — тромбон,  Игорь Заверткин — тромбон, Михаил Кулль — фортепиано, Леонид Шитов — контрабас, Владимир Маганет — ударные
В часы «пик» (М. Царев)

2 сторона
КВИНТЕТ ВАДИМА САКУНА: Игорь Высоцкий — тенор-саксофон, Валерий Пономарев — труба, Вадим Сакун—фортепиано, Юрий Маркин — контрабас, Владимир Васильков — ударные
Движущиеся (В. Сакун)

КВАРТЕТ ГЕОРГИЯ ГАРАНЯНА (дипломант фестиваля): Георгий Гаранян — альт-саксофон, Николай Громин — гитара, Адольф Сатановский — контрабас, Александр Гореткин — ударные
Ночь на Плещеевом озере (Н. Громин)

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ДИКСИЛЕНД (лауреат фестиваля): Александр Усыскин — кларнет, Всеволод Королев — труба, Эдуард Левин — тромбон, Борис Ершов — банджо, Юрий Мирошниченко — контрабас, Александр Скрыпник — ударные
Русская плясовая (В. Королев)

Запись произведена непосредственно с концертов фестиваля.

Весной 1967 года по инициативе Московскою городского комитета комсомола и Московского отделения Союза советских композиторов был проведен очередной — Четвертый фестиваль молодежных джазовых ансамблей «ДЖАЗ 67» В фестивале участвовали 26 малых ансамблей и больших оркестров, в основном — из Москвы, Ленинграда, Тбилиси и Калинина. В составе ряда коллективов выступали также музыканты из Казани, Риги, Тулы и других городов.
Многие из этих коллективов еще на прошлых фестивалях утвердили свое право на существование. А на фестивале «Джаз 67» с успехом выступили не только уже известные (хотя и молодые) музыканты, участники зарубежных и отечественных фестивалей, но и многие другие, как профессиональные, так и самодеятельные исполнители. Ряд ансамблей явился объединением не только музыкантов-профессионалов, но и музыкантов-любителей, для которых джаз стал фактически второй профессией.
Наиболее широко были представлены на фестивале малые ансамбли, отражающие различные направления современного джазового стиля. Это—трио Л. Кузнецова (гитара), трио Г. Лукьянова (флюгельгорн), фортепианные трио Е. Геворгяна и Д. Голощекина, трио пианиста Б. Рычкова (и квартет с тенор-саксофоном), квартеты альт-саксофонистов А. Козлова и Е. Малышева, вибрафониста Л. Гарина, пианиста В. Кулля (с флейтистом А. Ильиным), альт-саксофониста Г. Гараняна (с гитаристом Н. Громиным), Г. Гольштейна (альт-саксофон) —К. Носова (труба), квинтеты пианистов В. Сакуна (с тенор-саксофоном и трубой) и М. Кулля (с двумя тромбонами), В. Клейнота (тенор саксофон) — А. Товмасяна (труба), квинтет «Кресчендо» (с тенор-саксофоном и тромбоном).
Традиционный стиль представляли «Ленинградский диксиленд», диксиленды В. Грачева и А. Мелконова.
Если до последнего времени наша джазовая музыка развивалась в основном на базе малых ансамблей, то на Четвертом Московском фестивале выступили и некоторые популярные эстрадные оркестры, продемонстрировавшие высокий класс джазового исполнительства. Это — оркестр Всесоюзного радио под руководством В. Людвиковского и оркестры Москонцерта под руководством О. Лундстрема, Э. Рознера и Ю. Саульского.
В концертах фестиваля принимали участие вокалисты Г. Чохели (с трио Б. Рычкова) и О.Чистяков (с трио В. Кулля), а также вокально-инструментальный ансамбль Г. Зарха, который завоевал особые симпатии слушателей.
Программа фестиваля познакомила любителей джазовой музыки с целым рядом новых интересных сочинений, созданных в основном молодыми музыкантами.
Р. Винаров

 
1967
33 Д 020985-6
ДЖАЗ-67. ЧЕТВЕРТЫЙ МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ МОЛОДЕЖНЫХ ДЖАЗОВЫХ АНСАМБЛЕЙ
Вторая пластинка
I сторона
КВАРТЕТ ЕВГЕНИЯ МАЛЫШЕВА: Евгений Малышев — альт-саксофон, Владимир Школяр — фортепиано, Яков Красильников — контрабас, Владимир Цыпляев — ударные
ЛЕВЫЙ МАРШ (посвящение В. Маяковскому) (Е. Малышев)

КВАРТЕТ ЛЕОНИДА ГАРИНА: Леонид Гарин — вибрафон, Виктор Прудовский — фортепиано, Адольф Сатановский — контрабас, Александр Гореткин — ударные
ХОРОШИ ВЕЧЕРА НА ОБИ (А. Фаттах)

ОРКЕСТР „ВИО-66" под руководством ЮРИЯ САУЛЬСКОГО: Алексей Мажуков — дирижер, Леонид Журов — альт-саксофон, Диониссий Костаки — альт-саксофон, Григорий Грязнов — тенор-саксофон, Юрий Чугунов — тенор-саксофон, Виктор Лобанов —баритон-саксофон, Владимир Комаров — труба, Александр Гордеев — труба, Владимир Маркелов — труба, Лев Самохвалов — труба, Александр Есехин — тромбон, Юрий Солдатенков — тромбон, Владимир Егоров — тромбон, Марк Красовицкий— флейта, Игорь Бриль — фортепиано, Владимир Смоляницкий — контрабас, Владимир Журавский — ударные, Ольга Щербань — сопрано, Валентина Толкунова — сопрано, Лидия Напресникова — альт, Тамара Гибалевич — альт, Вячеслав Толмачев — тенор, Михаил Денисенко — тенор, Анатолий Савельев — баритон,  Георгий Мамиконов — бас
ИЗ СЮИТЫ ДЛЯ КВИНТЕТА С ОРКЕСТРОМ БАЛЛАДА И ВАЛЬС (Ю. Чугунов)

ДИКСИЛЕНД АЛЬБЕРТА МЕЛКОНОВА: Альберт Мелконов — труба, Игорь Заверткин — тромбон, Ариф Джангиров — кларнет, Геннадий Бондарев — банджо, Владимир Рагозин — фортепиано, Юрий Михеев — контрабас, Владимир Пятигорский — ударные
ДИКАЯ ЛОШАДЬ (Г. Бондарев)

II сторона
ТРИО ГЕРМАНА ЛУКЬЯНОВА (ДИПЛОМАНТ ФЕСТИВАЛЯ): Герман Лукьянов — флюгельгорн, Александр Никитин — фортепиано, Юрий Ветхов — ударные
ТРЕТИЙ ДЕНЬ ВЕТЕР (Г. Лукьянов)

ТРИО БОРИСА РЫЧКОВА (ДИПЛОМАНТ ФЕСТИВАЛЯ): Борис Рычков — фортепиано, Ефим Бурд — контрабас, Геннадий Турабелидзе—ударные
СТРАННАЯ ЛЮБОВЬ (Б. Рычков)

КВАРТЕТ ГЕННАДИЯ ГОЛЬШТЕЙНА — КОНСТАНТИНА НОСОВА (ЛАУРЕАТ ФЕСТИВАЛЯ):
Геннадий Гольштейн — альт-саксофон, Константин Носов — труба, Виктор Смирнов — контрабас, Станислав Стрельцов — ударные
НА ЗАВАЛИНКЕ (Г. Гольштейн)

Запись произведена непосредственно с концертов фестиваля
 
1967
ЗЗ Д—020987-8
ДЖАЗ 67. IV Московский фестиваль молодежных джазовых ансамблей
Пластинка 3 (3 пластинки)
КВАРТЕТ А. КОЗЛОВА
Черное и голубое (А. Козлов, И. Бриль)
КВИНТЕТ В. КЛЕЙНОТА—А. ТОВМАСЯНА
Сказка для Аленушки (В. Клейнот)
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ВОК.-ИНСТР. ДЖАЗ-АНСАМБЛЬ под упр. Г. ЗАРХА
Скоморохи (Ф. Шампал)
Я шагаю по Москве (А. Петров)
ДИКСИЛЕНД В. ГРАЧЕВА
Старый дом (Ю. Мутуль)
ТРИО А. КУЗНЕЦОВА
Заводные игрушки (А. Кузнецов)
КОНЦЕРТНЫЙ ЭСТРАДНЫЙ ОРКЕСТР под упр. В. ЛЮДВИКОВСКОГО
Дивертисмент для оркестра в 3 частях (Г. Гаранян)
 
1969
Д 024283-4
 
ДЖАЗ 68. ПЯТЫЙ МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ МОЛОДЕЖНЫХ ДЖАЗОВЫХ АНСАМБЛЕЙ
ДИКСИЛЕНД В. ГРАЧЕВА
Однозвучно звенит колокольчик (русская народная песня)
Импровизация на тему увертюры к опере Дж. Россини «Вильгельм Телль»
КВАРТЕТ В. КЛЕЙНОТА
Весна идет (И. Дунаевский, обработка В. Клейнота)
КВАРТЕТ В. КУЛЛЯ
На посиделках (русская народная песня, обработка В. Кулля)
ТРИО А. КУЗНЕЦОВА
Алеша (А. Кузнецов)
КВАРТЕТ «КРЕСЧЕНДО»
Из сюиты на русские темы (А.Зубов)
 
1969
Д 024295-6
ДЖАЗ 68. ПЯТЫЙ МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ МОЛОДЕЖНЫХ ДЖАЗОВЫХ АНСАМБЛЕЙ
ДИКСИЛЕНД А. МЕЛКОНОВА
Колыбельная (И. Дунаевский, обработка А. Мелконова)
Когда святые маршируют (традиционная тема)
КВАРТЕТ В. СЕРМАКАШЕВА
Русский напев (русская народная песня, обработка В. Сермакашева)
КВИНТЕТ В. САКУНА
Песня из к/ф «Карьера Димы Горина» (А. Эшпай, обработка В. Сакуна)
КВИНТЕТ А. ЗУБОВ - Л. ГАРИН
Русский наигрыш (Л.Гарин)
ТРИО И. БРИЛЯ
Ах, не растет трава зимою (русская народная песня, обработка И. Бриля)
КВАРТЕТ А. ТОВМАСЯНА
Песня о Москве (А. Петров, обработка А. Товмасяна)
 
1978
33 С60-11425-26
ДЖАЗ-78. По страницам VI Московского фестиваля советской джазовой музыки
1 сторона
АНСАМБЛЬ ПОД УПРАВЛЕНИЕМ В. ВАСИЛЬКОВА
КОМПОЗИЦИЯ НА ТЕМУ РУССКОЙ НАРОДНОЙ ПЕСНИ «МОЖНО ПРИЗНАТИ ПО ВЕСЕЛЕЙКУ» (В. Кочаров)
А. Кузнецов и Н. Громин (гитары)
КОМПОЗИЦИЯ НА ТЕМУ ПЕСНИ Т. ХРЕННИКОВА ИЗ К/Ф «ВЕРНЫЕ ДРУЗЬЯ» (А. Кузнецов)
ЭСТРАДНЫЙ ОРКЕСТР «ВЕЧЕРНИЙ АРБАТ» (МОМА). Художественный руководитель В. Кадерский
БАЛЛАДА (Ю. Саульский). Солист О. Аваков (труба).
НАВСТРЕЧУ ВЕТРУ (Н. Минх). Солист И. Бриль (ф-но)

2 сторона
ОРКЕСТР II ОБЛАСТНОГО МУЗЫКАЛЬНОГО УЧИЛИЩА. Художественный руководитель В. Зельченко
КОМПОЗИЦИЯ НА ТЕМУ ПЕСНИ А ЭШПАЯ «СНЕГ ИДЕТ» (В. Данилин)
Солисты: В. Данилин (ф-но), А. Решетцов (контрабас) и Е. Пырченков (ударные)
КОМПОЗИЦИЯ ДЛЯ ТРУБЫ С ОРКЕСТРОМ (В. Зельченко). Солист Г. Жарков (труба)
ДИКСИЛЕНД НА ТЕМУ ПЕСНИ Р. ЩЕДРИНА ИЗ К/Ф «ВЫСОТА» (обработка В. Зельченко)
ИМПРОВИЗАЦИЯ НА ТЕМУ ПЕСНИ А. ФЛЯРКОВСКОГО «СТАНЬ ТАКИМ» (В. Данилин, В. Зельченко). Солист В. Данилин (ф-но)

ЗАПИСЬ ИЗ ЗАЛА КИНОТЕАТРА «ВАРШАВА»

В июне 1978 года в Москве состоялся Шестой фестиваль советской эстрадной и джазовой музыки. В нем принимали участие оркестры, ансамбли и солисты столицы и области, музыканты-профессионалы и любители. Организаторы фестиваля — Московская организация Союза композиторов РСФСР и Московское объединение музыкальных ансамблей.
* * *
Андрей ЭШПАЙ, композитор, председатель Оргкомитета фестиваля «Джаз-78»

Прекрасно, что фестиваль состоялся! Тяга к динамичному, пленительному искусству джаза очень велика. У него много приверженцев, и особенно среди молодежи. Джаз — удел людей талантливых, там не может удержаться человек малоодаренный. Ведь джаз предполагает импровизационность, в нем сочинение и исполнительство находятся в чрезвычайной близости. Если в симфоническом или камерном оркестре музыкант играет написанную для него партию, то здесь он импровизирует, и каждый раз произведение как бы рождается заново, рождается сию минуту, спонтанно — это ценнейшее и притягательнейшее свойство джаза.
Такие творческие встречи, как прошедший фестиваль, стимулируют дальнейшее развитие джазового искусства, дают музыкантам драгоценную возможность высказаться, выразить себя, ибо без слушателя или зрителя, без общения с ним искусство существовать не может.
У нас есть уже свои выдающиеся музыканты, мне хочется пожелать композиторам, которым близка природа этого жанра, дать джазу полноценный, содержательный мелодический и образный материал. Как-то Дмитрий Дмитриевич Шостакович сказал: «Есть тема — есть аллегро». Так вот, яркие темы, яркие «поводы» для импровизаций — за композиторами.
Надеюсь, что больше не будет долгих пауз между фестивалями, что такие джазовые форумы, как прошедший Шестой фестиваль, станут традиционными, к чему сейчас есть все предпосылки. И это вызовет к жизни новые замечательные имена и новые интересные композиции!

Из журнала «Музыкальная жизнь» № 15 1978 г.
 
1979
33 С 60-11979-80
ДЖАЗ-78. По страницам VI Московского фестиваля советской джазовой музыки
ВТОРАЯ ПЛАСТИНКА
1 сторона
ДЖАЗ-АНСАМБЛЬ «КАДАНС» Художественный руководитель Герман Лукьянов
Наш Дюк Эллингтон (8.04) (Г. Лукьянов)
АНСАМБЛЬ ПОД УПРАВЛЕНИЕМ ИГОРЯ ЯКУШЕНКО
Читая Межелайтиса (5.50) Горный серпантин (4.50) (И. Якушенко)
2 сторона
ДЖАЗ-РОК АНСАМБЛЬ «АРСЕНАЛ» Художественный руководитель Алексей Козлов
Композиция на тему русской народной песни «Как при вечере» (10.00) (А. Козлов)
Корни лотоса, индийская мелодия, обработка Махавишну (7.28)

Запись из концертного зала «Варшава»

Составы ансамблей
ДЖАЗ-АНСАМБЛЬ «КАДАНС» под управлением Германа Лукьянова: Герман Лукьянов — флюгельгорн, альтгорн, цугфлейта,  Николай Панов — тенор-саксофон, сопрано-саксофон, флейта, Юрий Юренков — альт-саксофон, флейта, Михаил Окунь — фортепиано, Валерий Куцинский — контрабас, Валерий Каплун — ударные
АНСАМБЛЬ ПОД УПРАВЛЕНИЕМ ИГОРЯ ЯКУШЕНКО: Алексей Кузнецов — гитара, Леонид Гарин — вибрафон, Игорь Якушенко — фортепиано, Виктор Двоскин — контрабас,  Виктор Михалин — ударные,  Владимир Якушенко — бонги
ДЖАЗ-РОК АНСАМБЛЬ «АРСЕНАЛ» под управлением Алексея Козлова: Борис Кузнецов,  Анатолий Сизонов, Евгений Пан - трубы; Вадим Ахметгареев, Валерии Таушан - тромбоны; Алексей Козлов — саксофон-альт, саксофон-сопрано; Виталий Розенберг — гитара, Вячеслав Горский — орган, фортепиано, синтезатор; Виктор Заикин — бас-гитара; Станислав Коростелев,   Валерий Демин - ударные

VI Московский фестиваль советской джазовой музыки, состоявшийся в июне 1978 года, явился заметным событием в музыкальной жизни столицы. Московская композиторская организация, которая была одним из инициаторов проведения фестиваля, на сей раз ставила перед участниками конкретные задачи — ознакомить широкий круг слушателей с творчеством советских композиторов и музыкантов, работающих в этом жанре, продемонстрировать то новое, что появилось за последние годы в области отечественной джазовой музыки. Задачи эти во многом определили творческую направленность и репертуар выступавших на фестивале коллективов.
Наряду с прекрасно показавшей себя на фестивале молодежью (которая представляла в основном эстрадные факультеты музыкальных училищ Москвы и области), с большим успехом выступили и коллективы, руководимые известными мастерами джаза.
Достаточно назвать ансамбль «Каданс» Г. Лукьянова и джаз-рок ансамбль «Арсенал» А. Козлова — два очень различных по почерку коллектива, которые объединяет серьезность намерений и идей, а также высокий профессиональный уровень. Кстати, оба эти ансамбля, как и ансамбли И. Бриля, Л. Чижика и И. Левиновского, принадлежат к тем коллективам, которые постоянно пропагандируют советскую джазовую инструментальную музыку на профессиональной эстраде.
Среди прозвучавших на фестивале произведений — обработка русской народной мелодии А. Козлова (ансамбль «Арсенал») и композиция Г. Лукьянова, посвященная Дюку Эллингтону (ансамбль «Каданс»), которые вы услышите на этой пластинке.
В концертах фестиваля звучали многие сочинения известных советских композиторов различных стилей и направлений (как в 'оригинальных партитурах, так и в обработках для малых ансамблей и больших оркестров). Некоторые из этих композиторов приняли участие в фестивале и как исполнители собственных сочинений. Так, один из коллективов возглавил Игорь Якушенко, который выступил и как пианист. В этом инструментальном ансамбле объединились музыканты различных поколений: наряду о его руководителем и известными джазовыми музыкантами А. Кузнецовым, В. Двоскиным и Л. Гариным в концертах фестиваля приняли участие и молодые музыканты. В программу, которую мы предлагаем вашему вниманию, вошли две инструментальные композиции И. Якушенко — «Читая Межелайтиса» и «Горный серпантин».
Надеюсь, что любители джазовой музыки с интересом и вниманием отнесутся к выпуску фестивальных пластинок, дающих достаточно яркое представление о путях развития советской джазовой музыки и исполнительского искусства.
 Ю. Саульский, Заслуженный деятель искусств РСФСР

Камерный джаз-ансамбль, или сокращенно «Каданс», был организован в январе 1978 года, но настоящим серьезным боевым крещением стал для нас VI Московский фестиваль. Мы много гастролируем по стране и с радостью отмечаем, что джазовая музыка привлекает сегодня все большее внимание самого широкого круга слушателей. В наше время уже правомерно говорить о новой профессии на советской эстраде — артист джаза. Джаз стал серьезней, аранжировки сложнее и выразительнее, темы масштабнее.
Программа, с которой мы выступали на VI Московском фестивале, была составлена из моих сочинений. Среди них и пьеса «Наш Дюк Эллингтон». Давая композиции такое название, я хотел подчеркнуть, что творчество выдающегося негритянского артиста давно перестало быть принадлежностью только американской культуры — оно принадлежит человечеству, а значит и нам — советским музыкантам и любителям джазовой музыки.
Герман Лукьянов

Ансамбль солистов был создан в 1978 году для записей на радио и своей задачей ставил исполнение произведений, созданных в традициях так называемого «мягкого джаза». Отсюда и характер состава, и подбор инструменталистов, которые наиболее точно могли бы выразить музыкальные идеи композитора. Ансамбль записал свою первую программу, в которую вошли четыре композиции. Две из них были исполнены на фестивале.
Композиция «Читая Межелайтиса» возникла на основе музыки, написанной к радиопьесе «Дайна». Это развернутое сочинение, в котором автор и исполнители стремились отобразить поэтичность образов Межелайтиса, используя при этом специфические приемы литовского народного музицирования — «сутартине».
Композиция «Горный серпантин» сочинена и исполнена как традиционная джазовая пьеса, в которой солисты-виртуозы могли бы в полной мере проявить свои возможности импровизаторов. Игорь Якушенко

Год рождения ансамбля «Арсенал» — 1973-й, а с 1976-го ансамбль работает в Калининградской областной филармонии, являясь первым профессиональным коллективом направления «джаз-рок». Правда, последнее время мы стараемся называть свою музыку словом «фьюжн» (fusion—сплав), так как соединяем в наших пьесах не только джаз и рок-музыку, но и различные виды фольклора, идеи камерной и симфонической музыки.
На пластинке представлены пьесы, отражающие лишь одну грань нашего репертуара, связанную с использованием фольклора. Пьесой «Как при вечере» в октябре 1978 года наш ансамбль успешно завершал свое выступление в Варшаве на международном фестивале «Джаз-джембори». Таким образом, VI Московский фестиваль явился для нас хорошей проверкой перед встречей с зарубежными слушателями, или, как говорится, перед выходом на международную арену.
Алексей Козлов
 
1979
С60—12813-14

ДЖАЗ-78. ПО СТРАНИЦАМ VI МОСКОВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ СОВЕТСКОЙ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ (3-я ПЛАСТИНКА)

1 сторона
АНСАМБЛЬ «АЛЛЕГРО» под управлением Н. Левиновского
ФАНТАСТИЧЕСКИЙ ТАНЕЦ
(6.45). Н. Левиновский
КОМПОЗИЦИЯ на тему русской народной песни «ОТДАВАЛИ МОЛОДУ» (8.30.). Н. Левиновский
АНСАМБЛЬ САКСОФОНИСТОВ под управлением А. Осейчука
ТВОИ ГЛАЗА,
баллада (4.50). У. Найссоо

2 сторона
ДЖАЗ-ОРКЕСТР под управлением В. Коновалова
КОМПОЗИЦИЯ
на тему русской народной песни «НОЧЕНЬКА» (8.05). В. Коновалов
Солисты: В. Коновалов — рояль. В. Рагулин, В. Матвеев — саксофоны, А. Васин — труба
АВТОРАЛЛИ (2.27). В. Вилиев
Солисты: Г. Долотказин — саксофон, В. Федоров — рояль
ПРЕДАНИЕ АРАРАТСКОЙ ДОЛИНЫ (10.02). В. Коновалов
Солисты: Г. Стребков — бас-гитара. А. Чекалов, В. Рагулин — саксофоны. А. Васин — труба. Г. Лебедев — ударные

Запись из зала к/т «Варшава»


СОСТАВЫ АНСАМБЛЕЙ
АНСАМБЛЬ «АЛЛЕГРО» под управлением Николая Левиновского
Владимир Коновальцев
— саксофон-сопрано, саксофон-тенор, Николай Левиновский — фортепиано, Виктор Двоскин — контрабас, Виктор Епанешников — ударные

АНСАМБЛЬ САКСОФОНИСТОВ под управлением Александра Осейчука
Сергей Рязанцев
— альт-саксофон, Александр Еремеев — тенор-саксофон, Владимир Заремба — тенор-саксофон, Виктор Кириллов — баритон-саксофон, Александр Ездаков — ударные, Геннадий Стребков — бас-гитара, Сергей Эксузян — фортепиано

ДЖАЗ-ОРКЕСТР под управлением Владимира Коновалова
Сергей Киселев, Анатолий Васин, Александр Никоненко, Владимир Шкловский
— трубы, Геннадий Долотказин, Александр Чекалов, Виктор Рагулин, Виталий Матвеев, Лев Гречаников — саксофоны, Владимир Валягис, Алексей Красавин, Анатолий Зуев, Александр Рыбинцев — тромбоны, Евгений Гопяев — гитара, Геннадий Стребков — бас-гитара, Геннадий Лебедев — ударные, Владимир Федоров — фортепиано

2, 3 и 4 июня 1978 года в московском кинотеатре «Варшава» фильмы не демонстрировались, однако и днем и вечером зал был переполнен, а за его пределами оставались сотни желающих попасть на концерты. Отчаявшись, они даже не спрашивали: «Нет ли у вас лишнего билета?» Так проходил VI Московский городской фестиваль советской эстрадной и джазовой инструментальной музыки, проводимый Московской организацией Союза композиторов РСФСР и Московским объединением музыкальных ансамблей.
Насколько долгожданным был этот фестиваль, настолько и удачным. Если раньше наших музыкантов нередко упрекали в подражательстве, то теперь у них, бесспорно, есть свое отношение к жанру: их творческие поиски вполне убедительны. Все двадцать девять ансамблей, выступивших на фестивале (кстати сказать, работающих в самых различных стилях), показали себя как коллективы самобытные, высокого профессионального уровня.
Три из них представлены на этой пластинке.
Одним из лучших на фестивале был признан ансамбль «Аллегро» под управлением пианиста и композитора Николая Левиновского. Созданный десять лет назад в Саратове, коллектив этот неизменно становился лауреатом многих фестивалей, проходивших в Куйбышеве, Донецке, Днепропетровске, Воронеже и других городах. Ансамбль Н. Левиновского — коллектив высокой исполнительской культуры, а его ритм-секция (В. Епанешников и В. Двоскин) занимает одно из первых мест в советском джазе.
«Московский джазовый фестиваль, — говорит Николай Левиновский, — совпал с появлением новой волны интереса к джазу и открытием джазовых отделений в учебных заведениях. Искренне завидую нынешнему поколению молодых музыкантов».
На пластинке в исполнении ансамбля «Аллегро» записаны две пьесы: «Фантастический танец» задуман в форме скерцо. Мы стремились здесь к ярко выраженной ладовости, гротескности образов. Развернутые сольные импровизации продолжают гротеск, заложенный в теме. «Отдавали молоду» — пронизана русским мелосом. Эта пьеса продолжает серию фольклорных композиций — ту линию, которую мы стараемся проводить постоянно. Главным здесь для нас является сочетание русского лиризма с моторностью ритмики джаза. Смысловая кульминация — пространное соло контрабаса. Концовка как бы вопросительная, незавершенная, располагающая к ожиданию, продолжению...»
Участники ансамбля под руководством Александра Осейчука — дипломники эстрадного отделения Государственного музыкального училища имени Гнесиных. Коллектив создан в 1976 году, неоднократно выступал на студенческих концертах. В его репертуаре — джазовая классика и пьесы советских авторов, обработки и аранжировки которых сделаны педагогом училища по классу саксофона и ансамбля А. Осейчуком.
Композицию эстонского автора Уно Найссоо «Твои глаза», которую вы услышите в исполнении ансамбля «Осейчука», можно отнести к произведениям советской классической джазовой музыки. Создана она в традиционной форме — баллады. Аранжировка сделана с учетом исполнительского мастерства участников ансамбля.
Биг-бэнд Владимира Коновалова организован в 1971 году. Коллектив часто выступает с концертами, а в 1973 году был делегирован на джаз-фестиваль в Днепропетровск, где был признан одним из лучших. В марте 1976 года оркестр В. Коновалова стал коллективом Московского объединения музыкальных ансамблей. В составе нового оркестра преимущественно профессиональные музыканты. Оркестром руководит талантливый композитор, пианист и дирижер Владимир Коновалов.
«Для меня фестиваль стал большим праздником, — говорит В. Коновалов, — я готовился к нему как к особому торжеству в моей жизни. Наш оркестр много репетировал: хотелось выступить как можно лучше. На фестивале мы исполнили три пьесы, которые прозвучат на пластинке.
Вы услышите вначале обработку русской народной песни «Ноченька». Нам хотелось облечь песню в джазовую форму, но чтобы она не потеряла при этом своей первозданной напевности.
Композиция В. Вилиева «Авторалли» прельстила меня своей динамичностью и емкостью. Пьеса исполняется в очень быстром темпе и располагает к виртуозному саксофонному соло.
Пьеса «Предание Араратской долины» была написана в 1973 году. Музыка ладовая, основанная на армянском фольклоре. Это крупная для джаза форма со сменой ритмов и большими сольными эпизодами трубы и ударных».
Все три коллектива имели, как, впрочем, и остальные ансамбли, большой успех. Фестиваль убедительно продемонстрировал, что советские композиторы, аранжировщики и исполнители работают на уровне самых высоких требований.
Г. Дозин
 

1979
С60-12815-16
ДЖАЗ-78. ПО СТРАНИЦАМ VI МОСКОВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ СОВЕТСКОЙ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ
(4-я пластинка)
1 сторона
АНСАМБЛЬ «ШАГИ ВРЕМЕНИ» под управлением Ю. Маркина
КОМПОЗИЦИЯ на тему русской народной песни «НАС ПУГАЛИ ПУГАЧЕМ» (6.50). Ю. Маркин.
КОЛЕСО (6.08). Ю. Маркин
ДЖАЗОВЫЙ АНСАМБЛЬ под управлением И. Бриля
ОРКЕСТР ПРИЕХАЛ (6.32). И. Бриль
2 сторона
ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЙ АНСАМБЛЬ под управлением Ю. Воронцова
 
КОМПОЗИЦИЯ на тему песни И. Дунаевского из к/ф «МОЯ ЛЮБОВЬ» (3.23) (обработка коллектива)
ДИКСИЛЕНД под управлением А. Мелконова
КОМПОЗИЦИЯ на тему пьесы А. Цфасмана «ЗВУКИ ДЖАЗА» (обработка коллектива) (3.35)
ДУЭТ Г. ХАЩЕНКО, А. БАБИЙ
КОМПОЗИЦИЯ (8.25). А. Бабий
Б. ФРУМКИН И ГРУППА СОЛИСТОВ
КОГДА НЕ ХВАТАЕТ ТЕХНИКИ (4.50). К. Бахолдин

Запись из зала кинотеатра «Варшава»

СОСТАВЫ АНСАМБЛЕЙ:
АНСАМБЛЬ «ШАГИ ВРЕМЕНИ» под управлением Ю. Маркина: Дмитрий Мамохин, Рудольф Хусаинов — трубы. Александр Щеглов — валторна. Владимир Воробьев, Владимир Лебедев — тромбоны Михаил Рожков — альт-саксофон, флейта. Давид Вайсенберг — тенор-саксофон. Валерий Тырин, Вячеслав Вахрушев — гитары, Олег Солодухин — бас-гитара, Юрий Маркин — фортепиано. Сергей Тришанков — барабаны

ДЖАЗОВЫЙ АНСАМБЛЬ под управлением И. Бриля
Николай Бахтин — труба, Александр Осейчук — альт-саксофон. Алексей Набатов — тенор-саксофон, Игорь Бриль — фортепиано, электророяль, Юрий Андреев — бас-гитара, Арнольд Гроховский — ударные, Александр Брыксин — барабаны, Александр Ловчиков — ударные

ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЙ АНСАМБЛЬ под управлением Ю. Воронцова
Юрий Воронцов — баритон-саксофон, Дмитрий Николаенко — гитара, Владимир Киселев — фортепиано, Николай Николаенко — бас-гитара, Игорь Ахундов — барабаны

ДИКСИЛЕНД под управлением А. Мелконова
Альберт Мелконов — труба, Всеволод Данилочкин — баритон-саксофон, Виктор Алексеев — кларнет, альт-саксофон, Владимир Лебедев — тромбон, Александр Смирнов — фортепиано, Михаил Лисицын — гитара, Юрий Медведев — бас-гитара, Борис Матвеев — ударные
 ДУЭТ Г. ХАЩЕНКО, А. БАБИЙ Геннадий
Хащенко — ударные, Анатолий Бабий — контрабас

Б. ФРУМКИН И ГРУППА СОЛИСТОВ
Борис Фрумкин — фортепиано, Герман Лукьянов — флюгельгорн, Алексей Козлов — альт-саксофон, Виктор Епанешников — ударные, Виктор Двоскин — контрабас

Шестой Московский джаз-фестиваль состоялся ровно через десять лет после Пятого. За это время в джазе успело произойти много событий. Колесо истории джазовой музыки успело прокрутить полный оборот.
Вообще Шестой фестиваль был на свой лад мероприятием экспериментальным. Во-первых, участвовали в нем лишь московские коллективы, гостей на этот раз решили не приглашать. Во-вторых, это были чисто инструментальные вечера. В-третьих, звучали произведения только советского джаза—ни одной зарубежной мелодии, даже если это признанная джазовая классика. Таким образом, рамки фестиваля были строгими. Тем не менее, эксперимент удался — большинство участников показали интересный материал, показали, что им есть о чем сказать «от себя». Конечно, далеко не все собственные композиции вышли удачными, зато четко выявились группы, сильные именно в композиционном отношении:
«Каданс» Г. Лукьянова, «Аллегро» Н. Левиновского, «Шаги времени» Ю. Маркина, ансамбль И. Бриля, «Арсенал» А. Козлова и некоторые другие.
...Ни один жанр искусства не может жить без смены. На фестивале была широко представлена студенческая молодежь—ансамбли музыкальных училищ и джазовой студии «Москворечье». Выступление молодых ребят во многих случаях порадовало. Прекрасно играли биг-бэнды Гнесинского и Царицынского музыкальных училищ. Но особенно ярким было выступление студенческого джаз-рок-ансамбля «Шаги времени», возглавляемого 36-летним «ветераном» Юрием Маркиным. Остро, свежо звучащие аранжировки, сыгранность, неплохой баланс пяти духовиков, интересные соло. Лучшей в программе «Шагов времени» стала обработка старинной песни, возникшей в конце XVIII века, после пугачевского восстания, — «Нас пугали Пугачем»; дуэт деревянных блок-флейт удачно имитирует здесь звучание русских народных жалеек...
Ансамбль Игоря Бриля — труба, альт- и тенор-саксофоны и четыре инструмента ритм-секции. Умная, тонкая музыка, отличное взаимопонимание музыкантов. В ритмическом и тембральном отношении ансамбль тяготеет к остинатно-моторному стилю «фанк», а по сути дела — это просто джаз, слегка приодетый в «электронные» одежды. Композиции Бриля — обычно пространные пьесы с внутренней многочастностью, с островками лирического затишья, с вставными контрастными эпизодами, а порой — и с элементами театрализации. К числу таких театрализованных пьес относится композиция «Оркестр приехал», веселый сценический «розыгрыш» публики, нечто вроде баховского «Бадинери» из 2-й оркестровой сюиты, только на современный лад...
Выдающийся советский музыкант А. Н. Цфасман называл диксиленд «родником» джаза. Веселые ритмы диксиленда, несомненно, повлияли в свое время и на мелодическое мышление, и на гармонический строй его музыки. Неудивительно, что «традиционалисты» охотно импровизируют на темы Цфасмана. Одной из удач популярной московской группы традиционного джаза, возглавляемой трубачом Альбертом Мелконовым, стало исполнение старой пьесы А. Цфасмана «Звуки джаза».
...Возможен ли такой удивительный состав ансамбля, как дуэт контрабаса и ударных? Контрабасист Анатолий Бабий и барабанщик Геннадий Хащенко считают, что возможен. Разумеется, набор «красок» в их дуэте ограничен, зато каждый из двух исполнителей стремится как можно ярче проявить себя в сольной игре. Хащенко — шквал, стремительный поток ритма, нервная, пульсирующая энергия. Бабий — виртуозная, почти «гитарная» техника исполнения на контрабасе с использованием некоторых электронных приставок.
...Отзвучали последние аккорды труб и тромбонов, унесся вдаль последний пассаж гитар — и музыка кончилась. Исполнители ансамбля «Арсенал» завершили свое выступление... Было уже поздно, но никто не расходился. Потому что по неписаной традиции московских фестивалей тут же, сразу за окончанием последнего концерта должен был состояться «джем-сешен» — состязание в импровизации. И вот из-за кулис и прямо из зала с инструментами в руках на сцену потянулись музыканты. За рояль садится Борис Фрумкин из ансамбля «Мелодия», контрабас берет Виктор Двоскин из «Аллегро», за ударной установкой — его коллега Виктор Епанешников. Раз... Два... Раз-два-три-четыре! И пошло, понеслось, покатилось... В «джеме» все равны — и мастера, и новички, и каждый стремится переиграть другого, это род спортивного состязания — кто скорей, кто неожиданней, кто горячей...
Фрагмент из финальной коллективной импровизации на тему Константина Бахолдина «Когда не хватает техники» вы услышите в заключение этой пластинки.
Аркадий Петров. Игорь Якушенко
 
1980
С60-14319-20
Всесоюзный джаз-фестиваль „ТБИЛИСИ-78"
I сторона
Sweet Georgia Brown (традиционная тема) 3.17
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ДИКСИЛЕНД
Блюз для двоих (Т. Паулус) 4.27
ТИЙТ ПАУЛУС, гитара, АРВО ПИЛЛИРООГ, сопрано-саксофон (Таллин)
Эхо воспоминаний (Т. Найссоо) 7.15
ТРИО ТЫНУ НАЙССОО (Таллин)
Композиция (Э. Деодато) 4.56
КВАРТЕТ ВАХТАНГА КАХИДЗЕ (Тбилиси)
II сторона
Воспоминание о Тбилиси (В. Мустафа-заде) 4.27
ВАГИФ МУСТАФА-ЗАДЕ, фортепиано АНСАМБЛЬ «МУГАМ» (Баку)
Ex Libris (коллективная композиция ансамбля) 6.30
ТРИО ВЯЧЕСЛАВА ГАНЕЛИНА (Вильнюс)
Фантазия на тему русской народной песни «Отдавали молоду» (Н. Левиновский) 8.45 АНСАМБЛЬ «АЛЛЕГРО» (Москва)

Тбилисская филармония помещается на развилке двух улиц. Это здание в форме стеклянного цилиндра можно было бы назвать примером сухого конструктивизма, если бы строители не украсили его фасад скульптурой Музы. Большеглазая медная красавица широко раскинула над зеркальным кругом водоема руки, словно приглашая прохожих заглянуть в стеклянный дом за ее спиной. В филармонии выступают хоры и симфонические оркестры, ансамбли народной музыки и струнные квартеты. Но в те дни стеклянный дом-цилиндр принадлежал джазистам. Из окон доносились пассажи труб, барабанные дроби, гитарные соло и шквальные аккорды биг-бэндов. Шел Всесоюзный фестиваль «Тбилиси-78»...
...Это был фестиваль-марафон, продолжавшийся десять дней: двадцать два концерта, в которых приняли участие двадцать пять джазовых групп разного состава, представлявших восемь союзных республик. Демонстрировались фильмы о джазе, была открыта выставка джазового плаката, почти все концерты транслировали по радио и снимали на кинопленку. В качестве гостей были приглашены директор Международного фестиваля «Джаз-джембори» в Варшаве С. Цейровский, главный редактор органа Международной джаз-федерации журнала «Джаз-форум» П. Бродовский и известный польский кинодокументалист, режиссер А. Василевский. Словом, тбилисский фестиваль был настоящим «большим» фестивалем со всеми присущими ему атрибутами — размахом, масштабностью (на концертах побывало около 40 тысяч человек), контрастностью представленных музыкальных направлений (от концерта Государственного симфонического оркестра Грузии, исполнявшего произведения классической музыки «с элементами джаза», до ВИА «Апельсин», пародийно имитировавшего старые рок-н-роллы Э. Пресли и Б. Хейли) и обязательным «мастером. церемонии», роль которого блестяще исполнил комментатор Тбилисского телевидения музыковед Е. Мачавариани.
Предлагаемая вашему вниманию пластинка не претендует на то, чтобы быть полной звуковой хроникой фестиваля. Однако она достаточно ярко иллюстрирует его всесоюзный характер: представленные здесь группы приехали в Тбилиси из Ленинграда, Таллина, Баку, Вильнюса и Москвы. Вообще во время фестиваля успело сложиться несколько смешанных ансамблей — эстонские музыканты X. Анико, П. Мяги и А. Пиллироог постоянно играли с тбилисцами Т. Курашвили и Д. Джапаридзе, московская группа И. Бриля аккомпанировала певицам И. Перадзе и Т. Оганесян, эстонская рок-группа П. Кылара выступила вместе с Симфоническим оркестром Грузии, а азербайджанский ансамбль «Мугам» — с тбилисской певицей И. Сохадзе. Ну а на джем-сешен (неподготовленных импровизациях) это становилось просто правилом: украинский трубач, азербайджанский пианист, эстонский скрипач, саксофонист из Москвы, ударник из Риги и контрабасист из Тбилиси собирались на сцене и играли так, будто свою программу они репетировали много дней подряд.
Ленинградский диксиленд открыл свое выступление (а с ним и весь фестиваль) исполнением «джазовой классики» — традиционной мелодией «Милая Джорджия Браун». Музыканты сделали это сознательно—ведь «Джорджия» переводится как «Грузия»; таким образом, в этой пьесе был зашифрован понятный любому любителю джаза привет гостеприимным хозяевам.
Дуэт гитариста Тийта Паулуса и саксофониста Арво Пиллироога представляет современный камерный джаз в его типично эстонском прочтении—нежные узоры саксофона, причудливо вибрирующая звуковая ткань гитары, паутина блюзовых аккордов... И все это—минимальными средствами, когда многое не столько высказывается впрямую, сколько подразумевается.
Трио пианиста Тыну Найссоо звучит лишь во второй части композиции «Эхо воспоминаний». Сначала мы долго слышим сольный рояль: пианист словно прислушивается к интонациям, собирает мозаику целого из отдельных элементов, выстраивает, упорядочивает их. Сами «Воспоминания» — это скорей всего вторая часть пьесы, лирический вальс, позволяющий вспомнить игру «звуковой светотени» Билла Эванса.
Квартет Вахтанга Кахидзе — группа молодых музыкантов, тяготеющих к джазу эмоционально открытому, мелодически сочному, впитывающему элементы рок-музыки и фольклора. Им, несомненно, близка сфера «перкуссивного» звучания латиноамериканского джаза, в ритмической многослойности  которого они находят много общего с родной для себя стихией грузинской танцевальности.
Красивую лирическую новеллу («Воспоминание о Тбилиси») рассказывает нам на своем музыкальном языке пианист Вагиф Мустафа-заде (умерший в расцвете сил, в возрасте 39 лет). Его дарование — поэмного, рапсодического склада. Группа Мустафа-заде называлась «Мугам». И неслучайно. Мугамы — это древнейший в Азербайджане жанр народного импровизационного искусства, а Мустафа-заде умело перебрасывал мостик между импровизацией народной и импровизацией джазовой. Его музыка по-восточному ярка и узорчата.
Вильнюсское трио пианиста Вячеслава Ганелина играет удивительную музыку—как будто бы предельно сложную, а воспринимаешь ее легко, естественно. Музыкальный мир «ганелинцев» — это сплошные жанровые пересечения: рядом с «космическими гулами» встречаются островки чудесного, проникновенного лиризма, сложнейшая полиритмия соседствуют с «детскими сценками». Не стесняются музыканты и жанровой узнаваемости — в мозаике сцеплений, представляющей цикл «Экслибрис», можно встретить и польку, и марш, и галоп. Некоторые эпизоды как бы театральны: каждый из трех инструментов ансамбля является «персонажем» и ведет самостоятельную драматургическую линию.
Наконец, московский ансамбль «Аллегро», руководимый пианистом. Николаем Левиновским. Это группа опытных виртуозов. Для пластинки отобрана композиция, написанная Н. Левиновским на основе русской народной песни «Отдавали молоду», грустная, драматически-напряженная ладовая пьеса.
А. ПЕТРОВ

 
1981
С 60—16255-6
Фестиваль «ДЖАЗ НАД ВОЛГОЙ»
Сторона 1 (19.25)
ФАНТАЗИЯ на темы из репертуара оркестра Глена Миллера (обработка В Авдеева) '
Джаз-оркестр «Ритм» (Калининград). Руководитель В. Авдеев
БЕЛОЕ И ЧЕРНОЕ (В. Резицкий) Джаз-группа «Архангельск». Руководитель В. Резицкий
ХРОМОЙ БЛЮЗ (Г. Розенберг) Джаз-ансамбль под управлением Г. Розенберга (Рига)
ДАЙ ЕДИНИЦУ (М. Фергюсон) Джаз-оркестр «Радуга» (Рыбинск). Руководитель А. Шацкий
Сторона 2 (19.17)
ДЕРВИШ (Ю. Парфенов) Ансамбль «Бумеранг» (Алма-Ата). Руководитель Т. Ибрагимов
ДВЕ ЭСТОНСКИЕ НАРОДНЫЕ ПЕСНИ (обработка Р. Раннапа) Р. Раннап, ф-но (Таллин)
ВОСПОМИНАНИЕ ДРЕВНЕЙ СОГДИАНЫ (С. Мордухаев) С. Мордухаев, тенор-саксофон. С. Шмин, ф-но (Ташкент)
ПЕСЕНКА О КАПИТАНЕ (И. Дунаевский) Джаз-ансамбль «Старый Арбат» (Москва). Руководитель Ф. Левинштейн

Запись из концертного зала ДК моторостроителей, г. Ярославль, 12—15 марта 1981 г.

Состав ансамблей
Джаз-оркестр «Ритм» п/р Виктора Авдеева (Калининград):
Виктор Циунчик, Владимир Агранов, Станислав Штатнов, Аркадий Штыглер, Сергей Бененсон — трубы; Виктор Авдеев — флюгельгорн, Владимир Щукин, Владислав Воронков, Николай Тоцкий, Геннадий Носов — тромбоны; Евгений Пономарев, Валерий Кондратьев, Анатолий Климишин, Юрий Климишин, Георгий Смоляков, Вячеслав Кузнецов—саксофоны; Сергей Чистяков—фортепиано; Анатолий Колесников—гитара; Юрий Киселев—бас-гитара; Александр Кутырев, Юлий Малышев—ударные.

Джаз-группа «Архангельск» п/р Владимира Резицкого:
Владимир Резицкий—альт-саксофон, флейта; Владимир Туров—синтезатор и клавишные; Федор Багрецов—гитара; Олег Юданов—ударные; Николай Юданов — конги.

Джаз-ансамбль п/р Гунара Розенберга (Рига):
Гунар Розенберг — труба; Раймонд Раубишко — тенор-саксофон; Ивар Вигнер—фортепиано; Ивар Галениек—контрабас; Марис Бриежкалн—ударные

Джаз-оркестр «Радуга» п/р Аркадия Шацкого (Рыбинск):
Валентин Давидович, Вадим Смирнов, Василий Дубов, Олег Громов— трубы; Николай Рогинский, Вадим Гостев, Александр Сосипатров, Александр Закатов — тромбоны; Владимир Добрынин, Юрий Парменов, Сергей Кемаев, Сергей Яковлев, Валентин Гурин — саксофоны; Николай Дьяконов — фортепиано; Алексей Некрасов — гитара; Алексей Зуев — бас-гитара; Александр Илюхин—ударные

Ансамбль «Бумеранг» п/р Тахира Ибрагимова (Алма-Ата):
Юрий Парфенов — труба; Виктор Николаев — сопрано-саксофон, Яков Хан—тромбон, Владимир Назаров—клавишные; Фархад Ибрагимов— бас-гитара, азиатские ударные, Тахир Ибрагимов—ударные.

Ансамбль «Старый Арбат» п/р Федора Левинштейна (Москва):
Федор Левинштейн — скрипка; Валерий Гроховский — фортепиано; Игорь Балашов — гитара; Сергей Балашов — бас-гитара; Виктор Сигал — ударные

Есть магический клич, на который моментально отзываются музыканты и любители джаза. Именно так случилось и на этот раз: сразу, как только стало известно, что энтузиасты из ярославского джаз-клуба планируют грандиозный фестиваль,— к нему начали готовиться джазовые ансамбли буквально по всей стране. Желающих принять участие было так много, что на помощь пришел Ярославский обком комсомола, внесший неоценимый вклад в организацию этого прекрасного музыкального праздника. На фестивале выступили свыше тридцати коллективов и более двухсот самодеятельных и профессиональных музыкантов, приехавших из разных уголков нашей страны. Большинство из них не ведет постоянной гастрольной деятельности, однако несет в себе настолько большой творческий потенциал, что без него панорама советского джаза была бы неполной.
От фестивалей подобного рода прежде всего ждут ответа на вопрос: «Что нового?». И хотя в Ярославле выступили многие наши джазовые знаменитости, и публика горячо аплодировала Владимиру Чекасину и Давиду Голощекину, Владимиру Тарасову и Игорю Брилю, Виктору Бударину и Алексею Кузнецову, немалый интерес вызвали и новые имена, новые тенденции, новые коллективы, недостаточно известные широкой публике и потому ставшие открытиями этого смотра.
Из прошедших шести концертов фестиваля очень сложно было выбрать для этой пластинки сорок минут музыки. Критериями в отборе были новизна и самобытность, художественное мастерство, техническое качество звукозаписи. Хотелось также, чтобы пластинка была и географически представительной. Поэтому от чего-то пришлось отказаться, что-то дать в отрывках...
Первую сторону пластинки открывает джаз-оркестр «Ритм» из Калининграда — своего рода «сборная» этого прибалтийского города. Еще в начале 70-х годов этот оркестр сверкнул на джаз-фестивалях в Горьком, Донецке и Вильнюсе. Три последних года его возглавляет большой энтузиаст оркестрового джаза Виктор Авдеев. Оркестр в замечательной форме, хотя выступает он только на специальных мероприятиях, фестивалях и неделях джаза Легкий и упругий свинг (в оркестре две ритм-секции!), тяготение к композиционным формам и современным ритмам. После сложной программы и бурных аплодисментов оркестр, уже на бис, неожиданно сыграл фантазию на классические джазовые темы — «Чаттанугу», «Нитку жемчуга», «Патруль», «В настроении». Этот эпизод, ставший кульминацией их выступления, и запечатлен здесь.
Владимир Резицкий и его архангельский ансамбль принадлежат к тому же поколению советского джаза, которое принесла волна фестивалей, прокатившихся по стране в начале 70-х годов, вслед за памятными праздниками джаза в Таллине и Москве. С самого начала (а группа существует около десяти лет) творчество этого коллектива отличал широкий стилистический диапазон: от классического джаза до современной музыки, от своеобразного переосмысления русского северного фольклора до экспериментов с электронными эффектами. Последние два года группа «Архангельск» заметно творчески прогрессирует, результатом чего явился ее успех на ленинградских «Осенних ритмах-80», на джаз-фестивалях в Хибинах и Ярославле. И хотя специалисты уже давно причисляют «Архангельск» к советским джаз-ансамблям «высшей лиги», широкая публика знает о нем еще очень
мало. На этой пластинке помещен отрывок из его интересной театрализованной композиции.
Неуклонно развивается джаз в Латвии: рижский фестиваль «Ритмы лета» проводится регулярно, джаз-клуб активен, республиканская печать пишет о джазе квалифицированнее и подробнее, чем иной раз центральная пресса. Тем не менее возможностей услышать талантливых рижских музыкантов за пределами Латвии почти нет. В Ярославль комсомол прислал ансамбль, куда вошли ведущие джазовые солисты республики — Гунар Розенберг, Раймонд Раубишко, Ивар Вигнер. С огромным воодушевлением приняла публика их блюз в нестандартном метре 11/8 (3+3+3 +2), исполненный с настоящей «блюзовой душой».
Фестиваль мог бы преподнести немало сюрпризов тому, кто думает, что история советского джаза делается сегодня только в столицах или что заслуживает внимания лишь творчество ансамблей, ангажированных концертными организациями для постоянной гастрольной работы. Оркестр «Радуга» из маленького Рыбинска, руководимый заслуженным работником культуры РСФСР Аркадием Шацким, играет современный репертуар со столичным изяществом. У себя дома коллективу приходится выполнять те же функции, что и, скажем, любому оркестру телевидения — играть все формально коллектив самодеятельный, но без подсказки об этом не догадаешься. Он участвовал в культурной олимпийской программе, его стремятся заполучить на джаз-фестивали.
А как порадовали два ансамбля из Средней Азии, редкие гости в наших краях! Алма-атинский «Бумеранг» широко пользуется не только интонациями, но и разнообразными ударными инструментами народов Азии. Тон в нем задают два уйгурских музыканта — братья Ибрагимовы и тонкий знаток восточной музыки Юрий Парфенов. Труба у Парфенова звучит как сато (узбекская виола), таким стилем в мировом джазе больше никто не играет. Зато у ташкентца Семена Мордухаева саксофон поет как зурна, что также придает его игре исключительную самобытность и уникальность. Оба коллектива показывают большие возможности взаимопроникновения азиатского монодического и европейского гармонического языков.
Эстонский пианист Рейн Раннап известен и как композитор, исполнитель классики, и как рок-музыкант, и как джазовый солист. Многообразие его творческих интересов проявляется и в его игре, отличающейся политематизмом, богатой фантастическими, зыбкими образами. Импровизации на темы эстонского фольклора часто присутствуют в его концертных программах.
Звуковую хронику ярославского фестиваля завершает ансамбль «Старый Арбат», родившийся и приобретший оригинальное творческое лицо в Московской студии эстрадной и джазовой музыки Этот ансамбль, тяготеющий к современным выразительным средствам, к яркой сольной концертной игре, часто исполняет пьесы из джазового репертуара давних лет, обрабатывая их с юмором и выдумкой.
Четыре дня «Джаза над Волгой» показали и широту географии, и многоцветье красок, и разнообразие ресурсов советского джаза Хотелось бы, чтоб и эта звукозапись отразила эти черты.
Алексей Баташев

 
1983
С60 19021 006

 
БИРШТОНАС-82. РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ

Сторона 1
Композиция на тему нар. песни "Жил-был у бабушки серенький козлик" - 18.31
Джаз-квартет Пятраса Вишняускаса 

Сторона 1
Композиция № 11 (К- Лушас) - 9.15
Марина Грановская (вокал), Кястутис Лушас (ф-но, бассетгорн), Эдмундас Малинаускас (ударные) -

Maiden Voyage (Путешествие девушки)  (X. Хенкок) - 8.25
Джаз-квартет Саулюса Шяучюлиса
 
1983
С60 19121 001
VIII МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ "ДЖАЗ-82". Пластинка 1
Сторона 1
1. В сочных тонах (Д. Эллингтон, обработка В. Долгова)—6.10
ОРКЕСТР ОЛЕГА ЛУНДСТРЕМА. Солисты: Владимир Колков, сопрано-саксофон; Игорь Лундстрем, тенор-саксофон; Валерий Куцинский, контрабас; Александр Фишер, труба; Геннадий Гречухин, тромбон
2. Острова в океане. (В. Василевский) — 4.45 Владимир Коновальцев, альт-саксофон и ОРКЕСТР ВЛАДИМИРА ВАСИЛЕВСКОГО
3. Рок-н-ролл в стиле блюз (А. Франклин, обработка Г. Розенберга)—3.45
4. Тайная любовь (С. Фэйн, обработка Г. Розенберга) — 5.35
РИЖСКИЙ ДЖАЗ-ОРКЕСТР ГУНАРА РОЗЕНБЕРГА. Солисты: Ольга Пирагс, вокал (3); Эгил Страуме, альт-саксофон; Юлий Смирнов, тенор-саксофон; Гунар Розенберг, труба (4)
Сторона 2
1. Помечтай немного обо мне (В. Швандт, Ф. Андрэ) — 6.25
Евгений Баранов, труба и «КАПЕЛЛА ДИКСИ» ЛЬВА ЛЕБЕДЕВА
2. Наша любовь должна остаться здесь (Дж. Гершвин) — 2.30
Татевик Оганесян, вокал и ТРИО ИГОРЯ БРИЛЯ
3. Си-джем блюз (Д. Эллингтон)—10.00
АНСАМБЛЬ СОЛИСТОВ «ДЖАЗ ПЛЮС ДЖАЗ»

ОРКЕСТР ОЛЕГА ЛУНДСТРЕМА
Александр Фишер, Анатолий Васин, Николай Иванов, Виктор Зерников — трубы; Владимир Мотов, Вячеслав Назаров, Геннадий Гречухин, Владимир Школьник — тромбоны; Владимир Попов, Станислав Григорьев, Владимир Колков, Игорь Лундстрем, Аркадий Татаринов — саксофоны; Владимир Данилин — фортепиано; Евгений Куликов — гитара; Валерий Куцинский — контрабас; Иван Юрченко — ударные

ОРКЕСТР ВЛАДИМИРА ВАСИЛЕВСКОГО
Владимир Василевский, Александр Фишер, Роберт Андреев, Дмитрий Сачук, Виталий Аверин, Олег Земцов, Владимир Маркелов — трубы; Александр Сухих, Анатолий Куликов, Николай Лагошин, Игорь Шевяков — тромбоны; Михаил Шифер, Владимир Коновальцев, Виталий Плотников, Александр Петренко, Василий Соловьев — саксофоны; Александр Никитин — фортепиано; Геннадий Горшков — гитара; Александр Веремьев — электробас; Анатолий Лобасенко — ударные

РИЖСКИЙ ДЖАЗ-ОРКЕСТР ГУНАРА РОЗЕНБЕРГА
Гунар Розенберг, Айвар Круминьш, Юло Уссенко, Дзинтис Лацис — трубы; Паул Миерлейс, Бруно Юргенберг, Юрис Яуналкснис, Дмитрий Грозов — тромбоны; Эгил Страуме, Юлий Смирнов, Андрис Домбровскис, Ивар Паберс — саксофоны; Улдис Стабулниекс — фортепиано; Юрий Широков — бас-гитара; Марис Бриежкалнс — ударные

«КАПЕЛЛА ДИКСИ» ЛЬВА ЛЕБЕДЕВА
Лев Лебедев — кларнет; Евгений Баранов — труба; Владимир Лебедев — тромбон; Олег Опойцев — баритон-саксофон; Виктор Фридман — фортепиано; Борис Кислов — банджо; Сергей Филиппов — туба и бас-гитара; Евгений Пырченков — ударные

АНСАМБЛЬ ИГОРЯ БРИЛЯ Игорь Бриль — фортепиано; Анатолий Соболев — контрабас;
Евгений Казарян — ударные

АНСАМБЛЬ СОЛИСТОВ «ДЖАЗ ПЛЮС ДЖАЗ»
Игорь Бриль — фортепиано; Алексей Кузнецов — гитара; Анатолий Соболев — контрабас; Валерий Буланов — ударные

Как и все жанры советской музыки, советский джаз имеет свою историю, своих выдающихся композиторов, дирижеров, исполнителей и связан с традициями советской музыкальной культуры в целом.
Сейчас в этом жанре плодотворно работают композиторы разных поколений, а также музыканты, получившие широкую известность в нашей стране и за рубежом. Многие из них являются лауреатами отечественных и зарубежных джазовых фестивалей. Большой творческий вклад в развитие советского джаза внесли московские музыканты.
В год шестидесятилетия Советского государства особую значимость Московскому фестивалю придало участие в нем музыкантов из союзных республик, представляющих многообразие современного советского джаза. Ведь фестиваль — это не только концертные выступления, но и возможность обмена творческими идеями между его участниками, особая форма общения исполнителей со слушателями, своеобразное состязание музыкантов, привлекательное как для тех, кто на сцене, так и для тех, кто в зале.
У отечественных джаз-фестивалей есть своя история.
Сначала встречи джазовых музыкантов скромно именовались «вечерами джаза»: в Москве на таких вечерах в 1936 году совместно выступали советские, шведские, чехословацкие джаз-оркестры. Первая встреча эстонских джаз-ансамблей в 1949 году послужила началом последующих четырнадцати таллинских джаз-фестивалей, увенчавшихся в 1967 году впечатляющим международным форумом. Он вызвал волну фестивалей по всей стране — от Риги до Хабаровска, от Ферганы до Хибин. Всего их было около ста, а наиболее крупные состоялись в Тбилиси, Ярославле, Новосибирске, Ленинграде, Куйбышеве и Москве.
В Москве слова «джаз» и «фестиваль» впервые соединились двадцать пять лет назад, когда на VI Всемирном фестивале молодежи и студентов был проведен международный джазовый конкурс, на котором молодые музыканты Российской Федерации, Эстонии, Грузии за неделю прошли путь от дебютантов до лауреатов.
Традиция московских фестивалей джаза начинается в 1962 году, когда Московским комсомолом и Союзом композиторов был организован трехдневный общегородской просмотр в кафе-клубе «Молодежное». С тех пор все без исключения столичные джаз-фестивали находятся под творческим руководством московских композиторов. Громадные организационные хлопоты, связанные с проведением этого фестиваля, разделили народный коллектив Московской студии искусства музыкальной импровизации и Дом концертных организаций РСФСР, в нарядно оформленном Большом зале которого прошли пять насыщенных фестивальных концертов, названные газетой «Советская культура» «джазовым марафоном».
Таким образом, Московский фестиваль «Джаз-82» оказался во многих отношениях юбилейным и по-особому праздничным: в год шестидесятилетия образования СССР исполнилось 60 лет и советскому джазу, многонациональному и оптимистичному, как и все советское искусство.
Андрей Эшпай, композитор, секретарь правления СК СССР, народный артист СССР, лауреат Государственной премии, председатель Оргкомитета
Юрий Саульский, композитор, заслуженный деятель искусств РСФСР, председатель Бюро комиссии эстрадной инструментальной и джазовой музыки Московского отделения СК РСФСР, заместитель председателя Оргкомитета

В последний день фестиваля выступления начались в полдень, а закончились около полуночи. Столь же насыщенными были и другие дни, поэтому выбрать два часа музыки из пяти многочасовых концертов оказалось задачей непростой. Наш джаз стал чрезвычайно многоликим, его тематика и жанровые грани расширились как никогда, да и само инструментальное звучание стало поразительно разнообразным. Отсюда и возникла мысль сгруппировать избранные записи фестиваля таким образом, чтобы в каждой пластинке раскрывалось одно из творческих направлений современного советского джаза, его преломление музыкантами разных эстетических устремлений, разных темпераментов и талантов.
Первая пластинка посвящена джазовой классике. Ее открывает один из старейших советских джаз-оркестров, которым руководит заслуженный артист РСФСР Олег Лундстрем. Классическая пьеса Эллингтона в изложении одного из лучших советских джазовых аранжировщиков Виталия Долгова явилась поводом про
демонстрировать незаурядное мастерство солистов оркестра — саксофонистов Владимира Колкова и Игоря Лундстрема, трубача Александра Фишера, тромбониста Геннадия Гречухина, контрабасиста Валерия Куцинского. Для Игоря Лундстрема эта запись оказалась одной из последних, завершивших его почти полувековую музыкантскую биографию.
Звучащий следом оркестр — своеобразная «сборная» Москвы. Здесь мы видим целое созвездие замечательных имен, украшающих многие наши джазовые и эстрадные коллективы. Широкой публике они не очень известны — это не солисты, но без их четкой работы не добиться слаженной игры и заводного свинга. И надо было видеть, с каким уважением пожимали им руки те, чьи имена пишутся на афишах большими буквами.
Собрал оркестр и сочинил для него программу разносторонне одаренный трубач, аранжировщик и композитор Владимир Василевский. В одной из его пьес — «Острова в океане», представленной здесь, солирует на альт-саксофоне Владимир Коновальцев, музыкант какого-то особого, «есенинского» склада. Сотрудничество с оркестром Василевского (после почти пятнадцатилетнего союза с Николаем Левиновским) открыло новое направление в его творчестве.
Третий оркестр, представленный на этой стороне, — «сборная Риги» во главе с трубачом и аранжировщиком Гунаром Розенбергом. Как и в предыдущем коллективе, здесь собрались профессиональные музыканты различных рижских эстрадных коллективов, чтобы играть в свободное от основной работы время. Специальность рижского биг-бэнда — зажигательные пьесы, в которых солисты ведут диалоги с оркестровыми группами. Среди них — Ольга Пирагс, эмоциональная вокалистка, решившая сделать шаг от современной песни в сторону джаза, альт-саксофонист Эгил Страуме, один из наиболее самобытных музыкантов новой джазовой волны, разносторонний солист и композитор, и, наконец, сам Гунар Розенберг, которого справедливо считают сегодня одним из лучших наших джазовых трубачей,
Итак, сопоставьте три оркестра, вслушайтесь в игру солистов — у каждого свои достоинства, свой почерк, свой голос, своя индивидуальность. Уж такова особенность джазовой классики, что здесь каждый как на ладони' знакомая в десятках вариантов тема дает возможность без обиняков оценить находчивость того, кто открывает нам ее новую версию.
Инструмент — продолжение джазового музыканта; сыгранное соло портретирует его самого. Ветеран московского джаза трубач Евгений Баранов (он начал играть в 50-е годы) исполняет балладу «Помечтай немного обо мне» как исповедь, как страстное признание в любви. Это посвящение Луису Армстронгу. И «Капелла Дикси» — горячий диксиленд, на сегодня лучший в Москве, — затихает, нежно баюкая летящий вверх тугой голос трубы.
Джаз включает в себя и формы музыкального общения, когда музыкант по-особому открыт и своим коллегам, и публике. Эти качества проявляются на так называемых джем-сешн — необычайно увлекательных, если не сказать азартных музыкальных поединках, не свойственных другим видам профессиональной музыки. Последовательность игровых ситуаций не сводится здесь к композиции в строгом смысле слова, к пьесе как таковой. Поэтому подобным явлениям долго не находилось месте на филармонической сцене, пока в Москве не возник новый концертный жанр «джаз плюс джаз», идея которого заключается в совместной игре двух джазовых ансамблей или в намеренно несрепетированной встрече солистов, вступающих друг с другом в различные формы музыкальных диалогов. Часто концерты «джаз плюс джаз» оказывались прежде всего событиями, игровые поединки получались очень острыми, причем за счет чисто джазовых средств. Встреча четырех солистов — Алексея Кузнецова, Игоря Бриля, Анатолия Соболева и Валерия Буланова — стала самой большой сенсацией фестиваля, вызвав в аудитории совершенно небывалый подъем. Можно ли сохранить в записи ощущение этой спонтанности, неприготовленности?
Оказывается, можно. Пластинка заканчивается эпизодом из этой встречи. И если вы почувствуете атмосферу игры, если вовлечетесь в дуэль гитары и рояля, если финал (где музыканты долго не могли найти подходящую коду) вызовет у вас добрую улыбку, то цель будет достигнута, ибо вы пусть чуть-чуть, но почувствуете вкус настоящего джаза.
Алексей Баташев

 
1983
С60 19123 006
VIII МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ "ДЖАЗ-82". Пластинка 2.
Сторона 1
1. Сад ветров (В. Стригоцкий)—6.50
Ансамбль «Медео» Валерия Баннова
2. Гилабауа, вариации на тему молдавской народной мелодии (обработка С. Ширмана) — 5.30
Ансамбль «Кварта» Симона Ширмана
3. Дружеский шарж (М. Альперин)—5.09
Михаил Альперин, фортепиано
4. Миниатюра № 3 (С. Ширман)— 1.45
Ансамбль «Кварта» Симона Ширмана
Сторона 2
1. Свободная импровизация (Р. Раннап)—9.30
Рейн Раннап, фортепиано
2. Бис на тему «Мекки-Мессер» Курта Вайля — 4.40
Трио Вячеслава Ганелина
3. Фокстрот (А. Козлов, П. Миккельборг) — 5.50
Ансамбль «Арсенал» Алексея Козлова

АНСАМБЛЬ «МЕДЕО» ВАЛЕРИЯ БАННОВА
Валерий Банков, Юрий Парфенов—трубы; Григорий Геллер— тенор-саксофон; Яков Хан — тромбон; Лев Липлавк — клавишные; Константин Ли — гитара; Валерий Ощепков — бас-гитара;-Михаил Джураев — ударные

АНСАМБЛЬ «КВАРТА» СИМОНА ШИРМАНА
Симон Ширман — тенор-саксофон; Михаил Альперин —фортепиано и ударные; Ян Лемперт — бас-гитара и ударные

ТРИО СОВРЕМЕННОЙ КАМЕРНОЙ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ ВЯЧЕСЛАВА ГАНЕЛИНА
Вячеслав Ганелин — фортепиано, бассет; Владимир Чекасин — альт-саксофоны; Владимир Тарасов — треугольник

КАМЕРНО-ИНСТРУМЕНТАЛЬНЫЙ АНСАМБЛЬ «АРСЕНАЛ» АЛЕКСЕЯ КОЗЛОВА
Алексей Козлов — альт-саксофон, синтезатор; Вячеслав Горский — клавишные; Виктор Зинчук, Виталий Розенберг — гитары; Анатолий Куликов — бас-гитара; Валерий Демин, Валерий Брусиловский — ударные

Ни на одном из московских фестивалей не были столь широко представлены направления современного джаза, развивающиеся в союзных республиках. Несколько образцов этой новой музыки собраны на пластинке, которую мы предлагаем вашему вниманию. Ее открывает алма-атинский ансамбль «Медео» Валерия Баннова—один из представителей быстро прогрессирующего среднеазиатского направления в нашем джазе. Ансамбль играет в популярном стиле ладового джаз-рока, внося в него среднеазиатские музыкальные интонации. Представленная запись знакомит с двумя талантливыми мастерами — Валерием Банновым (труба) и Григорием Геллером (тенор-саксофон). И композиция алма-атинца Владимира Стригоцкого «Сад ветров», и ансамбль «Медео» получили специальные призы на Днепропетровском джаз-фестивале 1981 года.
Другой интересный ансамбль — «Кварта» — успешно развивает «молдавское направление» в нашем джазе. Композиция на тему народной мелодии «Гилабауа» — одна из частей полистилистического «Дивертисмента», сочиненного руководителем ансамбля саксофонистом Симоном Ширманом. В эту пьесу как бы вкраплены элементы деревенского праздника: музыканты прогуливаются по сцене, подзадоривают друг друга, бьют в барабаны и тарелки, приплясывают и смеются.
Еще одна грань джазового исполнительства — пародия или дружеский шарж. Этот жанр первым ввел пианист «Кварты» Михаил Альперин. Каждый его «шарж» посвящен какому-нибудь известному пианисту. Альперин цитирует популярную фразу, интонацию или исполнительский прием своего коллеги, и зал аплодисментами дает понять, что намек понят и «жертва» узнана. (Что греха таить, и у больших мастеров есть свои штампы, может быть, это и не плохо). Перефразируя и шаржируя их, Альперин играет в постоянном диалоге с залом. А зал смеется, хохочет — редчайшее явление на концерте инструментальной музыки.
Первая сторона пластинки завершается красивейшей мелодией, как бы серенадой, слетевшей со скрипичных струн под пальцы саксофониста. Автор этой миниатюры — потомственный скрипач Симон Ширман, И хотя в ней формально нет импровизации, саксофонист исполняет эту пьесу с таким глубоким личным отношением, которое присуще лучшим образцам импровизационного искусства.
«Джаз — это серьезно». Под таким девизом в 60 — 70-е годы наш джаз двинулся на сближение с камерной музыкой. Но он не растворился в ней, не засушил себя, а сохранил свою живость, непосредственность высказывания. Ничто человеческое не чуждо ему — ни сомнения, ни юмор, ни способность откликнуться на живое чувство.
Мир эстонского пианиста Рейна Раннапа ярок и разнообразен. В его исполнительстве явственно ощутимы и наследие европейской классики, и рокот молодежной эстрады, и напевы его народа, и натиск музыкального авангарда. В своих свободных импровизациях Рейн Раннап тяготеет к диатонике, к мелодической и эмоциональной ясности. Его выдающийся пианизм, который он демонстрирует в «Свободной импровизации», отполированная техника, владение звуком просто покоряют.
Несмотря на поздний час, зал несколько минут стоя аплодировал программе "Non troppo" вильнюсского трио Вячеслава Ганелина. И тогда (уже на бис) Владимир Тарасов возвратился на сцену с одним треугольником, вызванивая на нем бодрый свинговый ритм, Ганелин, подсев к роялю, коснулся басов, а Чекасин вышел с двумя саксофонами на шее и, вздохнув, глядя в пол и притоптывая, стал играть на обоих саксофонах сразу. Из отрывков популярной мелодии Курта Вайля складывались диалоги музыкантов, красноречиво, хоть и с долей иронии продолживших основную тему творчества этого трио-—рассуждения о жизни.
Несколько иронично прозвучала и композиция Алексея Козлова «Фокстрот» в исполнении ансамбля «Арсенал». Для ее зачина была использована тема датского трубача Палле Миккельборга «Каменный лес». Но основное содержание пьесы (сгущенное в ее кульминации на соло альт-саксофона) выразило одну из оригинальных творческих линий «Арсенала» периода 1981 — 1982 годов: развитие «полиансамблевого» звучания (когда мы слышим как бы два ансамбля), дающего собственный комментарий вынесенному в заголовок музыкальному жанру.
Алексей Баташев

 
1983
С60 19125 000

 
VIII МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ "ДЖАЗ-82". Пластинка 3
Сторона 1
1. Синематограф, рэгтайм (И. Якушенко) — 2.20 Игорь Якушенко, фортепиано
2. Парафраз на тему симфонической сказки Сергея Прокофьева «Петя и Волк» (Ю. Маркин) —7.40
АНСАМБЛЬ ЮРИЯ МАРКИНА
3. «Древнерусские картины»: Наигрыши, Пляс-перепляс (Ю. Маркин) —8.25
ОРКЕСТР ЮРИЯ МАРКИНА. Солисты: Эдуард Курчаков, альт-саксофон; Вячеслав Преображенский, тенор-саксофон; Арнольд Гороховский, ударные
Сторона 2
1. Золотые руки Силвера (Г. Лукьянов) — 8.40
АНСАМБЛЬ «КАДАНС» ГЕРМАНА ЛУКЬЯНОВА
2. Вторая часть из сюиты «Семиречье» (В. Назаров) — 6.20
АНСАМБЛЬ «БУМЕРАНГ» ТАХИРА ИБРАГИМОВА
3. Пинеколяда (Ч. Манджоне) — 4.45
ОРКЕСТР «СОВРЕМЕННИК» АНАТОЛИЯ КРОЛЛА. Солисты: Станислав Коростелев, ударные; Леонид Янков, флюгельгорн; Александр Звягинцев, тенор-саксофон

АНСАМБЛЬ ЮРИЯ МАРКИНА
Вячеслав Преображенский — тенор-саксофон; Владимир Воробьев — тромбон; Юрий Маркин — фендер-пиано; Александр Ростоцкий — бас-гитара; Рафаэль Галиуллин — ударные; Александр Брыксин — кон га
ОРКЕСТР ЮРИЯ МАРКИНА
Эдуард Курчаков, Анатолий Мурыгин, Вячеслав Преображенский, Игорь Иткин — саксофоны; Владимир Черепанов, Николай Титов, Юрий Демидов, Сергей Бушкевич — трубы; Владимир Лебедев, Владимир Воробьев, Юрий Данилин — тромбоны; Евгений Богданенко — туба; Игорь Постричев — фортепиано; Олег Солодухин — бас-гитара; Арнольд Гороховский — ударные
АНСАМБЛЬ «КАДАНС» ГЕРМАНА ЛУКЬЯНОВА Герман Лукьянов — флюгельгорн; Николай Панов — тенор-саксофон; Михаил Окунь — фортепиано; Алексей Гагарин, Вадим Ахметгареев, Юрий Юренков — ударные
АНСАМБЛЬ «БУМЕРАНГ» ТАХИРА ИБРАГИМОВА Юрий Парфенов — труба; Виктор Николаев — сопрано-саксофон; Владимир Назаров — клавишные; Константин Ли — гитара; Фархад Ибрагимов — бас-гитара; Тахир Ибрагимов — ударные
ОРКЕСТР «СОВРЕМЕННИК» АНАТОЛИЯ КРОЛЛА Лев Гугняев, Леонид Янков, Анатолий Жуков, Алексей Тарасов— трубы; Анатолий Сафаров, Игорь Алексеев, Вячеслав Иголкин, Александр Гузенко — тромбоны; Евгений Семенов, Павел Левицкий, Александр Звягинцев, Анатолий Ли, Лев Гречанинов — саксофоны; Анатолий Миончинский — фортепиано; Валерий Красов — гитара; Валентин Лезов — бас-гитара; Станислав Коростелев, Равиль Садыков — ударные; Ян Сомовский — конга

Московская комиссия эстрадной инструментальной музыки — не только инициатор джаз-фестивалей, ее роль в развитии и становлении московского джаза чрезвычайно разнообразна и велика. Джаз — это творчество, родственное сочинению музыки, и естественно, что эта сторона вплотную касается интересов композиторов.

Московский композитор Игорь Якушенко не раз участвовал в джаз-фестивалях — и как член жюри, и как исполнитель. На
фестиваль «Джаз-82» он представил «Цикл джазовых фортепианных пьес для детей и юношества», рэгтайм из которого открывает третью пластинку фестивального альбома.
Талантливые сочинения показал на фестивале Юрий Маркин. Его ансамбль исполнил Парафраз на тему симфонической сказки Сергея Прокофьева «Петя и Волк». Мы знаем, как важно в импровизациях на самобытную тему сохранить интонационную цельность, избежать «нейтралитета» по отношению к теме. Вдвойне замечательно, что блестящее по технике соло Маркина искрилось прокофьевскими интонациями.
Интерес Юрия Маркина к русскому музыкальному эпосу проявлялся неоднократно. И на этом фестивале наряду с большой ансамблевой композицией «Скифские курганы» композитор показал трехчастную оркестровую сюиту «Древнерусские картины», первую и последнюю части которой — «Наигрыши» и «Пляс-перепляс» — мы предлагаем вашему вниманию. Важная роль поручена здесь солистам: Эдуарду Курчакову (сопрано-саксофон), Вячеславу Преображенскому (тенор-саксофон) и барабанщику Арнольду Гороховскому. К сожалению, из-за большой сложности записи не вошла в альбом вторая часть («Причитания»), в которой трубачи играли на мундштуках, и получившийся кластер великолепно имитировал плач. При записи с джаз-фестивалей подобные потери неизбежны: ансамблевая импровизация с ее непредсказуемым развитием, с перемещениями музыкантов по сцене, постоянной сменой солистов, перекличками между ними — все это требует от звукорежиссера и его помощников неистощимого внимания и снайперской точности. По той же причине не попали на пластинки некоторые замечательные номера фестиваля, исполненные ансамблями Левиновского, Розенберга, Лукьянова, Кацнельсона и других. Так что и на этот раз не обошлось без потерь. Но зато на лучшем, что осталось, лежит не только печать подлинности, документальности записанного, но и отблеск сценического азарта, сообщающего джазовой музыке качества, труднодостижимые в студии, где нет публики, нет того импульса, который возникает на эстраде.
В числе таких удач — предлагаемая запись «Каданса». Порою Германа Лукьянова и его ансамбль упрекали в сухости, холодности игры. Ничего подобного не было на фестивале. Открытая эмоциональность, пылкий музыкальный порыв полностью преобразили восприятие далеко не тривиальной музыки Лукьянова. «Каданс» вызвал такую бурю в зале, какой никто не ожидал. Разумеется, эта овация адресовалась не только Лукьянову, но и его коллегам по «Кадансу», находящимся в прекрасной игровой форме.
Руководимый Тахиром Ибрагимовым ансамбль «Бумеранг» из Алма-Аты давно привлекает к себе внимание новаторскими поисками. Синтез джаза и восточных музыкальных культур ярко проявляется в творчестве трубача Юрия Парфенова, но не только у него. Представленная пьеса пианиста Владимира Назарова из его сюиты «Семиречье» (в которой сопоставляются музыкальные традиции Азии и Латинской Америки) начинается с эпизода, где бас-гитарист Фархад Ибрагимов имитирует на своем инструменте звучание казахской домбры. Интересными солистами показывают себя также саксофонист Виктор Николаев и гитарист Константин Ли.
В последний день фестиваля выступал оркестр «Современник» Анатолия Кролла. А программа заключительного концерта была грандиозна и ослепительна. Уже отыграли «Аллегро» и Раннап, «Арсенал» и Ганелин. Впечатлений хватило бы на несколько концертов, но никто не уходил, несмотря на поздний час. Все как бы забыли о времени. И «Современник» подарил нам то, чего все ждали: яркую, праздничную музыку бала, музыку карнавала и фейерверка. Не могло, казалось, быть лучшего финала празднику «Джаз-82», как и его звуковой хронике, запечатленной на этих пластинках.
Алексей Баташев
 
1985
С60 21537 000

 
ОСЕННИЕ РИТМЫ-83. С концертов Ленинградского джазового фестиваля (первая пластинка)
Дождливое лето (П. Чернышев) - джаз-орк. «Дипломант», рук. Игорь Чернышев
Июльская песня (В. Зуйков) квинтет Валерия Зуйкова
Бархатный сезон (Г. Икрамов) «Джаз-комфорт», рук. Владимир Габай, Валерий Корниенко
Поиски и открытия, фрагмент композиции (П. Вишняускас) квартет Пятраса Вишняускаса
Старомодные нравы (А. Вапиров) - джаз-ансамбль и/у Анатолии Вапирова
Lento (В. Ганелин) - трио В. Ганелина

Записи из концертного зала Дворца культуры им. Капранова, 16-20 ноября 1983 г.
 
1985
С60 21539 005
ОСЕННИЕ РИТМЫ-83. С концертов ленинградского джазового фестиваля (вторая пластинка):
Бегство из Нью-Йорка (Ч. Паркер) Татевик Оганесян, ансамбль Игоря Бриля
Нет другой такой, как ты (Г. Уоррен) - Валерий Колесников (труба), трио Валерия Мысовского
Мой грустный возлюбленный (Э. Бернст) - Алексей Кузнецов (гитара), Валерий Колесников (труба)
Что такое любовь? (К. Портер) «Прибалтийский джаз-квартет», Лембит Саарсалу (тенор-саксофон), Иварс Галеннекс (контрабас), Тыну Найссоо (клавишные), Владимир Тарасов (ударные)
Около полуночи (Т. Монк) ансамбль «Каданс» п/у Германа Лукьянова
Наигрыш (У. Найссоо) - Лембит Саарсалу (тенор-саксофон), Тыну Найссоо (клавишные);
Воспоминание, фрагмент композиции (В. Чекасин) квартет Владимира Чекасина

Записи из концертного зала Дворца культуры им. Капранова, 16-20 ноября 1983 г.
 
1985
С60 22479 004
IX МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ "ДЖАЗ-84". Пластинка 1
Сторона 1
Большой блюз (Д. Холл) — 4.48 Аркадий Шилклопер, валторна Михаил Каретников, контрабас
Ноктюрн (Б. Фрумкин — А. Римицан) — 4.30
Лариса Долина
Трио Давида Азаряна
Письмо другу (Г. Гольштейн)—8.55 Квинтет Игоря Бутмана
Сторона 2
Орнитология (Ч. Паркер) — 3.27 Татевик Оганесян, вокал Ансамбль Игоря Бриля
Я нашел ритм (Дж. Гершвин) — 4.09 Московский квартет саксофонов Льва Михайлова Ансамбль Игоря Бриля
Где же тут любовь? (А. Эшпай) — 8.01 Джаз-ансамбль Давида Голощекина
Композиция на тему из оперетты Н. Стрельникова «Холопка» (Е. Баранов)—4.15 «Капелла Дикси» Льва Лебедева

Трио Давида Азаряна
Давид Азарян, фортепиано; Артур Абрамян, контрабас; Григорий Балагян, ударные

Квинтет Игоря Бутмана
Игорь Бутман, альт-саксофон; Александр Беренсон, труба; Евгений Маслов, фортепиано; Дмитрий Колесник, контрабас; Евгений Губерман, ударные

Ансамбль Игоря Бриля
Александр Осейчук, альт-саксофон;
Игорь Бриль, фортепиано; Анатолий Соболев, контрабас; Евгений Казарян, ударные; Виктор Вист, бонги

Московский квартет саксофонов Льва Михайлова
Александр Осейчук, альт; Алексей Набатов, Владимир Заремба, теноры; Владимир Еремин, баритон

Джаз-ансамбль Давида Голощекина
Давид Голощекин, тенор-саксофон; Андрей Рябов, гитара; Дмитрий Колесник, контрабас; Виктор Щербин, ударные; Юрий Моисеев, перкуссия

«Капелла Дикси» Льва Лебедева
Лев Лебедев, кларнет; Евгений Баранов, труба; Владимир Лебедев, тромбон; Михаил Фельдман, фортепиано; Борис Кислое, банджо; Борис Назаревский, контрабас; Аркадий Кириченко, сузафон; Валерий Алборов, ударные
Запись 1984 г.

Как и предыдущие джазовые фестивальные альбомы, каждая пластинка IX Московского фестиваля джазовой музыки стремится отразить одно из творческих направлений современного советского джаза. Первый диск посвящен классическим стилям джазового исполнительства.
Мы как-то уже попривыкли к джазовой классике, и поэтому эту пластинку хотелось начать с какого-то необыкновенного ее воплощения, например, с дуэта валторниста Аркадия Шилклопера и контрабасиста Михаила Каретникова. Во-первых, валторнисты в джазе — большая редкость (хотя считается, что любви к джазу все инструменты покорны). Во-вторых, эти двое музыкантов нашли свои принципы игры в столь необычном ансамбле. Каретников играет в подчеркнуто полифонической, богатой ритмическими контрапунктами манере, а Шилклопер, демонстрируя свою приверженность к прихотливому мелодизму, показал и ряд новых исполнительских приемов: во вступлении к «Большому блюзу», играя над декой рояля, который был раскрыт, он заставлял резонировать его струны, и их аккордовый отзвук составлял ему тонкий аккомпанемент.
Сегодня интерес к джазу растет не только в профессиональной музыкантской среде, но и в широкой слушательской аудитории, о чем свидетельствуют полные залы, которые собирал недавний фильм Карена Шахназарова «Мы из джаза». И едва ли оставила равнодушными зрителей Лариса Долина, которая так доподлинно спела в гриме знаменитой негритянской джазовой певицы. Долина была и главной исполнительницей большого концертного спектакля «Антология джазовой песни», поставленного Анатолием Кроллом в оркестре «Современник» На фестивале Долина выступила с ереванским трио Давида Азаряна, исполнив, наряду с джазовой классикой, пронизанный блюзовыми интонациями «Ноктюрн» Бориса Фрумкина. Пианист Давид Азарян, член Союза композиторов Армении, и его коллеги — контрабасист Артур Абрамян и барабанщик Григорий Балагян — лауреаты ряда джаз-фестивалей, в том числе большого Бакинского фестиваля 1983 года, активисты очень деятельного республиканского джаз-клуба при Центре эстетического, воспитания.
Когда-то именно джаз-клубы были первой ступенькой для джазовых музыкантов. Но на количестве и качестве молодого поколония наших джазменов не могло не сказаться введение специального эстрадно-джазового образования в РСФСР, десятилетие которого отмечалось в год фестиваля. Квинтет Игоря Бутма-на, целиком состоящий из молодых ленинградских джазовых профессионалов, добился лучших результатов среди своих сверстников. Сам Бутман, по ежегодно проводимому рижской газетой «Советская молодежь» всесоюзному опросу джазовых критиков, в 1983 году из почти неизвестности «прыгнул» сразу на третье место в стране среди альт-саксофонистов, контрабасист Дмитрий Колесник попал в пятерку лучших и был назван «открытием года». Думаю, что лишь большая конкуренция в других категориях не принесла подобных результатов остальным музыкантам этого удивительно ровного квинтета. У всех них, несмотря на молодость, уже есть имя в профессиональной и слушательской среде, их приглашают в лучшие коллективы. И тем не менее они стабильно собираются и играют вместе. Особенно удалась им на фестивале пьеса «Письмо другу» известного ленинградского саксофониста Геннадия Гольштейна, одного из их учителей и вдохновителей.
Вообще в Ленинграде джазовые традиции как-то особенно крепки, здесь сложилась своя преемственность, свой репертуар. В конце 60-х годов Гольштейн блестяще аранжировал для биг-бэнда песню Эшпая «Где же тут любовь?», и она стала часто исполняться ленинградскими музыкантами. Оказалась она и в программе ансамбля Давида Голощекина. В этом ведущем ленинградском концертном джазовом коллективе постоянно присутствует новая молодежь, и среди нее сегодня обращает на себя внимание гитарист Андрей Рябов. Голощекин уже более 20 лет славится не только мастерством в классической джазовой импровизации, но и тем, что равно хорошо играет на фортепиано, флюгельгорне и скрипке. На этот раз маэстро вышел на сцену с тенор-саксофоном — своим последним увлечением.
Мы привыкли и к тому, что направления в джазе надо приписывать к городам и странам. Но все чаще творчески необходимым оказывается возникновение «междугородных ансамблей». Живущая в Ленинграде Долина выступила с ереванским трио, представив сочинение московского автора. Живущая в Ереване Татевик Оганесян пела на фестивале с московским ансамблем Игоря Бриля. Третий год подряд критики избирают Татевик лучшей советской джазовой вокалисткой (оставляя Долину второй). На этой пластинке представлен самый головокружительный номер фестивального выступления Татевик Оганесян, где она цепко состязалась в виртуозности с самым техничным советским джазовым духовиком — саксофонистом Александром Осейчуком.
Осейчук на этом фестивале дебютировал в качестве аранжировщика Московского квартета саксофонов, известного филармонического ансамбля, игру в котором он совмещает со своим джазовым исполнительством. В одном из молодежных абонементов Московской филармонии этот квартет с большим успехом показал программы французской, русской, советской и джазовой музыки для саксофонов. Отрывок из этой последней был показан на фестивале, а на пластинку была выбрана простая, почти детская песенка Гершвина, кульминационным эпизодом аранжировки которой стала казавшаяся некогда сумбурной импровизация Чарли Паркера на эту тему, ныне уже хрестоматийная. Осейчук разложил ее на четыре голоса, сразу вскрыв этим ее логичность и изобретательную структуру.
Пластинку завершает «Капелла Дикси» — ведущий московский ансамбль традиционного стиля, который именно в качестве такового успешно соревновался в искусстве импровизации то с «Уральским диксилендом», то с голландским ансамблем «Датч Свинг Колледж Бэнд», а то и с английским диксилендом Кенни Болла. Руководимая Львом Лебедевым, «Капелла Дикси» удачно выбрала себе имя, которое даже чисто фонетически как бы предваряет ее гладкий певучий стиль, лишенный шипящих, жужжащих и рокочущих звуков. Один из первых советских джаз-ансамблей тоже называл себя капеллой, и в репертуаре лебедевского диксиленда всегда много отечественной джазовой классики, с программами которой он не раз выступал на фестивалях «Московская осень». А другой его визитной карточкой может служить обработка известного дуэта из стрельниковской «Холопки», которой в 1980 году ансамбль дебютировал на концертной сцене. Как поется в этой оперетте, «не выходит песня из ума»!
Алексей Баташев

 
1985
С60 22775 007
IX МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ "ДЖАЗ-84". Пластинка 2
Сторона 1
Фрагмент импровизации на темы песен средней полосы России (Л. Винцкевич) — 2.08
Леонид Винцкевич, фортепиано

Композиция на тему русской народной песни «Звонили звоны в Новгороде» (В. Коновальцев) — 7.44 Ансамбль Владимира Коновальцева
Три раги (В. Гайворонский), отрывок — 3.46 Вячеслав Гайворонский, труба; Владимир Волков, контрабас
Обработка еврейской народной песни (Г. Лукьянов) — 7.10 Ансамбль «Каданс» Германа Лукьянова

Сторона 2
Шаман (В. Русаков), отрывок — 5.54 Трио Валентина Русакова
Композиция на тему латышской народной песни «Кто там плачет вечерком» (Р. Раубишко) — 5.14 Трио Раймонда Раубишко
Композиция на тему башкирской народной песни «Соловей» (М. Юлдыбаев) — 4.36 Ансамбль «Дустар» Марата Юлдыбаева
Цыганская рапсодия (А. Джелакаев, Ф. Иванов) — 5.53
Андрей Джелакаев, гитара; Федор Иванов, фортепиано

Ансамбль Владимира Коновальцева
Владимир Коновальцев, альт-саксофон; Станислав Григорьев, тенор-саксофон; Владимир Данилин, фортепиано; Игорь Золотухин, гитара; Александр Ростоцкий, электробас; Борис Савельев, ударные

Ансамбль «Каданс» Германа Лукьянова
Герман Лукьянов, флюгельгорн, альтгорн; Юрий Юренков, альт-саксофон, флейта; Николай Панов, тенор-саксофон, флейта; Вадим Ахметгареев, тромбон; Андрей Боднарчук, гитара; Александр Веремьев, контрабас; Станислав Коростелев, ударные

Трио Валентина Русакова
Валентин Русаков, альт-саксофон; Асхат Сайфуллин, контрабас, хомуз; Андрей Бирюков, ударные

Трио Раймонда Раубишко
Раймонд Раубишко, тенор-саксофон; Ивар Гале-ниекс, контрабас; Марис Бриежкалнс, ударные

Ансамбль «Дустар» Марата Юлдыбаева
Марат Юлдыбаев, тенор-саксофон; Юрий Шемого-нов, фортепиано; Рамиль Медяроз, синтезатор; Ринат Шаймухаметов, гитара; Сергей Яковенко, бас-гитара; Евгений Чистяков, ударные; Вениамин Бузник, перкуссия

Московский джаз-фестиваль 1984 года был посвящен главным образом творчеству джазовых музыкантов Российской Федерации, а одной из отличительных черт современного российского джаза является интерес к фольклору населяющих нашу страну национальностей. Некоторые интересные, с нашей точки зрения, образцы «фольклорных направлений» современного советского джаза представлены на этой пластинке.
                Курский пианист Леонид Винцкевич, наряду с глубоким интересом к современной музыке, питает давнюю любовь к фольклору средней полосы России, а в особенности ему близки музыкальные традиции белгородского села Фощеватово. Выпускник Казанской консерватории, он заведует эстрадно-джазовым отделением музыкального училища и не прекращает концертировать. В числе наиболее удачных сольных выступлений Винцкевича — концерты конференции «Импровизация в современной музыке» в Ленинграде в 1982 году, в программе «Диалоги» в Москве в 1983 году и на Международном джаз-фестивале в Праге в 1984 году. На Московском фестивале он показал свою большую, полную импровизаций композицию по мотивам песен и плясок средней полосы России, бравурный финал которой, где он, одновременно импровизируя за два голоса на фоне своеобразного бассо остинато, мастерски пользуется подголосочной полифонией, открывает эту пластинку.
                Творчески близок Винцкевичу саксофонист Владимир Коновальцев, выросший вдали от городов, в окружении русских народных и бытовых песен. В 1982 году их дуэт был одним из наиболее ярких явлений на отечественной джазовой сцене. Еще в конце 60-х годов Коновальцев был в числе первых, кто уловил близость некоторых русских народных песен и пентатонических принципов бурно развивавшегося в ту пору ладового джаза. Формируя по крупицам свой исполнительский стиль, музыкант копил в нем те черты национальной основы, которая отличала одно время ансамбль «Аллегро», где он тогда играл. Много лет уже в репертуаре Коновальцева обработка старинной северной песни «Звонили звоны в Новгороде», неоднократно удостаивавшаяся высоких похвал. Теперь у Коновальцева свой концертный джаз-ансамбль, в программе которого его музыкальные идеи получили новое инструментальное воплощение. В его ансамбле собрались известные джазовые солисты. Тенорист Станислав Григорьев играл в оркестрах Кролла и Лундстрема, в ансамбле «Арсенал». Музыка его строга, монументальна. Владимир Данилин долго работал пианистом-солистом, выступал с Андреем Товмасяном, играл в оркестре Лундстрема. Быстрый творческий рост обнаруживает молодой бас-гитарист Александр Ростоцкий. Разные стили джаза тяготеют к этнически разным музыкальным культурам. Язык современного джаза претерпел коренные изменения, впитав в себя музыкальные идеи Востока, в особенности в области мелодии и контрапункта. В результате появилось стремление к большей ясности голосовых движений, к большей прозрачности ткани, к большему разнесению регистров отдельных голосов, к медитативности изложения. Среди наиболее своеобразных ансамблей этого направления— ленинградский дуэт Гайворонского и Волкова. О Вячеславе Гай-воронском как об оригинальном трубаче и композиторе первые вести пришли с середины 70-х годов из Сибири. Тогда он жил и работал в Кемерове. Вернувшись 8 родной Ленинград, он стал усиленно заниматься композицией в секции местного отделения Союза композиторов (у А. Г. Юсфина) и образовал дуэт с молодым контрабасистом Владимиром Волковым, получившим академическое образование. Их выступления в Клубе современной музыки, на фестивалях в Риге, Ленинграде, Новосибирске принесли им всесоюзную известность. По опросу советских джазовых критиков, оба входят в пятерку ведущих музыкантов страны в своих категориях. На фестивале дуэт показал композицию Гайворонского «Три раги», первая часть которой взята на пластинку. Здесь классическая индийская форма, особенно в своей начальной стадии (алапа), где мы слышим богато орнаментированный голос трубы в сопровождении органного пункта контрабаса, поразительно напоминает приемы игры армянских дудукчи.
                Фольклор — прекрасный источник, но и в джазе он далеко не единственный. Для Германа Лукьянова, одного из ведущих мастеров советского джаза, поиски в этой области никогда не были особенно характерными. Несколько старых его работ с отчетливо фольклорным оттенком («Крестьянская свадьба», «Иванушка-дурачок») скорее иллюстрировали разнообразие преломлений отдельных художественных приемов или принципов (поиски в области формы, метроритма и т. п.). И на этот раз Лукьянов, будучи увлечен новыми нюансами звучаний нестандартных комбинаций духовых и ударных, используя их в аранжировках то собственных тем, то джазовой классики, натолкнулся на старую еврейскую народную песню «Местечко Бельцы», обработка которой стала одним из ярких моментов его выступлений как на Московском фестивале, так и на Североморском международном джаз-фестивале в Гааге. В инструментовке и голосоведении у Лукьянова выдумка, интуиция и вкус незауряднейшие, его руку сразу же узнаешь. Непередаваемо красиво лукьяновское сплетение двух флейт, альтгорна и тромбона с низкими африканскими ударными. Как хрусталь с гранитом — прозрачно и гордо. А в соло две «женские» цитаты — гершвиновской Клары и колменовской «Одинокой» — недвусмысленно указывают направление его лирики. Обратите внимание и на соло Николая Панова — сегодня это очень видный мастер с аналитическим ладовым мышлением.
                Вторая сторона начинается какими-то таинственными звуками, похожими то на ворожбу, то на заклинание. Это играет томское трио Валентина Русакова, дебютант фестиваля. А звуки, похожие на электронную рок-гитару, издает древнейший инструмент— якутский хомуз. Фольклор сибирских народностей близок томичам и находит отражение в их творчестве. Двое музыкантов трио работают в симфоническом оркестре. Трио играет только собственные композиции, которые близки инструментальному театру, иногда имеют литературную основу и элементы программности.
                Рижское трио Раймонда Раубишко по составу почти такое же, а музыка совершенно другая. Их грамзаписи только начинают появляться, хотя этот ансамбль, в течение последних пяти лет активно выступая на джаз-фестивалях в Риге, Бирштонасе, Куйбышеве, Новосибирске, Красноярске, вошел в число лучших советских джазовых коллективов. Начав играть джаз еще в конце 50-х годов, Раубишко всерьез дебютировал лишь на джаз-фестивале «Таллин-63», а европейская известность пришла к нему после участия в пражском джаз-фестивале 1970 года, когда он был приглашен в международный оркестр «Интерджаз» Вацлава Заградника. Все это время музыкант ведет активную творческую и концертную деятельность: много работает в оркестре эстрадной музыки Латвийского телевидения и радио, в ансамбле «Модо», в содружестве с Гунаром Розенбергом и, наконец, во главе собственного трио. Согласно всесоюзному опросу советских джазовых критиков, Раубишко второй год подряд избирается лучшим советским тенористом. Неизменно в первой тройке и контрабасист Ивар Галениекс, музыкант неустанный и необычайно разносторонний, свободно чувствующий себя и в джазовой традиции, и в академической классике, и в самых современных музыкальных опытах. Стиль трио можно охарактеризовать как нео-боп: классическая джазовая тематическо-вариационная форма наполняется здесь современными гармониями и сложным ритмическим контрапунктом. На фестивале трио исполнило известный цикл своего руководителя «Картины Древнего Египта». И уже как бы на бис, после горячей и суровой сюиты раздались звуки необычайно нежной, протяжной, печальной народной мелодии. Ее мы и услышим здесь.
                Дебют уфимского саксофониста Марата Юлдыбаева состоялся десять лет назад на Куйбышевском джаз-фестивале, где он особенно привлек оригинальными обработками башкирского фольклора в стиле ладового джаза. И сегодня саксофон Марата не утратил интонаций и тембров башкирского курая. В числе успешных выступлений его ансамбля — Ярославский джаз-фестиваль 1980 года и концерт в Московском Доме композиторов в 1982 году. Кстати, следует отметить, что его ансамбль «Дустар» был одним из немногих ансамблей джаз-рока на фестивале.
Наверное, самыми молодыми и самыми счастливыми участниками фестиваля были два первокурсника эстрадно-джазового отделения Гнесинского училища Андрей Джелакаев и Федор Иванов, потомки известных цыганских музыкантских фамилий. На фестивале состоялось их первое большое выступление, а публика наградила их самыми горячими аплодисментами. Неподдельно артистичные, очень музыкальные, они показали несколько собственных композиций, в том числе и «Цыганскую рапсодию», которая завершает на этом диске национально пеструю мозаику современного советского джаза.
Алексей Баташев

 
1985
С60 22481 008
 
IX МОСКОВСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ "ДЖАЗ-84". Пластинка 3
Сторона 1
Композиция на тему до-мажорной прелюдии Д. Шостаковича
(В. Карминский) — 4.36 Ансамбль «Метроном» Михаила Якона
Хочу обнять тебя (Дж. Гершвин, обработка В. Долгова) — 7.17 Андрей Товмасян, труба; Оркестр Олега Лундстрема
Свободный джазовый диалог (Э. Лолашвили)— 5.55 Сергей Гурбелошвили, тенор-саксофон; Ансамбль солистов оркестра Гостелерадио Грузинской ССР
Сторона 2
Фестивальный блюз (Г. Гаранян) — 6.45 Анатолий Вапиров, тенор-саксофон; Виктор Бударин, тромбон; Георгий Гаранян, альт-саксофон; Оркестр Ростовского училища искусств под управлением Кима Назаретова
Композиция на тему Арии из Бразильской бахианы № 5 Э. Вилла-Лобоса
(А. Вапиров), отрывок — 3.56 Анатолий Вапиров, тенор-саксофон; Оркестр Ростовского училища искусств под управлением Кима Назаретова
Звездная пыль (X. Кармайкл, обработка В. Коновалова и А. Кролла)— 3.38 Анатолий Ли, тенор-саксофон; Оркестр «Современник» Анатолия Кролла
Мантека (Д. Гиллеспи, обработка В. Бударина)—4.57 Новосибирский джаз-оркестр Виктора Бударина

Ансамбль «Метроном» Михаила Якона
Михаил Якон, сопрано-саксофон; Анатолий Ерошин, скрипка; Александр Ленчик, Анатолий Куликов, Игорь Макеев, трубы; Евгений Мильк^т, Игорь Осколков, тромбоны; Владимир Карминский, фортепиано; Максим Непомнящий, гитара; Анатолий Беляков, бас-гитара; Олег Кистенев, ударные
Оркестр Олега Лундстрема
Анатолий Васин, Дмитрий Мамохин, Сергей Бушкевич, Николай Иванов, трубы; Геннадий Гречухин, Виктор Ковалев, Олег Валь-цев, Игорь Храмов, тромбоны; Владимир Колков, Александр Морозов, Вячеслав Преображенский, Виктор Рагулин, Аркадий Та-таринов, саксофоны; Михаил Окунь, фортепиано; Валерий Куцинский, контрабас; Иван Юрченко, ударные; Владимир Журкин, Александр Брыксин, перкуссия
Ансамбль солистов оркестра Гостелерадио Грузинской ССР
Эрни Лолашвили, фортепиано; Давид Молазония, клавишные; Гамаз Курашвили, контрабас; Давид Узунов, ударные; Давид Джапаридзе, перкуссия.
Оркестр Ростовского училища искусств под управлением Кима Назаретова
Михаил Рединский, Борис Шестак, Евгений Медведев, Владимир Тимченко, Владимир фомичев, трубы; Игорь Белинович, Валерий Яковлев, Валерий Вервекин, Геннадий Осипчук, тромбоны; Владимир Попов, Карп Деланьян, Евгений Гнездилов, Виктор Попов, Игорь Мишура, саксофоны; Николай Иоаннесян, фортепиано; Владимир Костыленко, гитара; Игорь Егоров, бас-гитара; Михаил Левин, Николай Гончаров, ударные
Оркестр «Современник» Анатолия Кролла
Лее Гугняев, Леонид Янков, Сергей Кострулин, Алексей Тарасов, трубы; Анатолий Сафаров, Владимир Грачев, Вячеслав Иголкин, Александр Гузенко, тромбоны; Евгений Семенов, Валерий Киселев, Анатолий Ли, Александр Звягинцев, Лев Гречаников, саксофоны; Анатолий Кролл, фортепиано; Сергей Ткачев, гитара; Владимир Федоров, бас-гитара; Равиль Садыков, ударные
Новосибирский джаз-оркестр Виктора Бударина
Вячеслав Бугаец, труба; Михаил Евтушенко, альт-саксофон; Иннокентий Кулаков, баритон-саксофон; Виктор Бударин, тромбон; Игорь Уваров, вибрафон; Вячеслав Литвинов, гитара; Петр Ржаницын, бас-гитара; Юрий Батищев, ударные


Запись 1984 г.

Джазовый фестиваль — это не только смотр того, как играют, но и показ того, что играют. Фигура композитора, аранжировщика, музыкального руководителя в сегодняшнем джазе очень значительна. Но не следует забывать и о специфике, которую приобретает в этом искусстве проблема взаимоотношений композитора и исполнителя. Два этих «художественных цеха» интенсивно взаимодействуют в джазе. С одной стороны, элементы музыкально-речевой лексики, рождаясь и закрепляясь в ансамблевой импровизационной практике, образуют в совокупности общий стилистический фон композиторской техники, ее основу. С другой стороны, отдельные композиторско-аранжировочные находки в области тематизма, формостроения, мелодии, гармонии, ритма оказываются отправной точкой «процессов становления интонаций» (Асафьев), проверяются массовой практикой и либо отмирают, либо становятся яркой приметой новых художественных направлений.
Проблема эта настолько широка и многообразна, что ее невозможно выделить в одной пластинке: в каждой джазовой грамзаписи она получает то или иное разрешение. Собирая музыку к этому диску, мы поставили более скромную задачу: во-первых, проиллюстрировать вплавление в ткань джаза отдельных жемчужин композиторского творчества
XX века и, во-вторых, показать примеры аранжировок и композиций в том или ином традиционном стиле, наиболее близком солисту-импровизатору,когда он оказывается в максимально естественных условиях. На эти частные задачи наталкивали программы больших оркестров, представленные на фестивале.
Два разных по стилю оркестра предложили свои версии тем из современной академической музыки. Обработку прелюда Шостаковича исполнил московский джаз-рок-ансамбль «Метроном». Руководит им один из ветеранов московской джазовой эстрады саксофонист Михаил Якон, а в ансамбле немало талантливой молодежи, и прежде всего два одаренных музыканта — Владимир Карминский и Игорь Осколков. Молодежным можно назвать и оркестр Ростовского училища искусств, в котором бок о бок играют студенты и их педагоги. Ростовский оркестр под управлением Кима Назаретова хорошо известен и среди музыкантов, и среди любителей' джаза, многие считают его не только лучшим среди учебных джаз-оркестров, но и способным успешно конкурировать с нашими ведущими профессиональными коллективами. В разнообразной программе оркестра оказалась и красивейшая ария из Пятой бахианы Вилла-Лобоса. Аранжировка написана одним из ведущих советских джазовых музыкантов, ленинградским саксофонистом Анатолием Вапировым. Он выступил с ростовским оркестром в качестве гостя, и его большое соло в этой пьесе представлено на пластинке.
Импровизатор не бывает безразличен к аккомпанементу, и чем более зрелым он становится, тем яснее он представляет, какой должна быть партитура у оркестра за его спиной. Поэтому многие джазовые солисты становятся аранжировщиками, а затем и композиторами. Так произошло и с Виктором Будариным, знаменитым новосибирским тромбонистом. Он не новичок в джазе. За двадцать лет, исколесив страну, он играл во многих ансамблях и оркестрах. В конце 70-х годов Бударин организовал в Новосибирске оркестр, лично отобрав в него самых лучших. А джаз за Уралом располагает самыми различными художественными силами. Здесь и экспериментальные группы, и ансамбли классических стилей, и биг-бэнды. Столицей «зауральского джаза» является без сомнения Новосибирск, где проходят не только фестивали, но и симпозиумы по джазу. Однако не только наукой о джазе сильна сегодня Сибирь, но и замечательными музыкантами-практиками, прежде всего духовиками. Поэтому очень скоро оркестр Бударина выдвинулся на ведущие позиции в советском джазе. Сам же Бударин ежегодно избирается критиками советским джазовым тромбонистом номер один. И все же оркестру только с огромными трудами удавалось выезжать на фестивали, концертные выступления были крайне редки. В 1983 году Бударин распустил оркестр. Но, получив приглашение в Москву на «Джаз-84», собрал снова перед самым фестивалем и за несколько репетиций подготовил интересную концертную программу.
Характерной особенностью джазовой аранжировки является то, что она не анонимна, а рассчитана на определенного солиста, на определенный оркестр. Виталий Долгов, в прошлом саксофонист, в последние годы целиком сосредоточился на создании партитур для оркестра Олега Лундстрема и его солистов. Известная гершвиновская баллада «Хочу обнять тебя» превращена Долговым практически в новую композицию, в своеобразный «кончерто гроссо», в котором солист Андрей Товмасян ведет драматический диалог с оркестром. Товмасян не записывался на пластинки со времен своего знаменитого «Новгорода» и московских фестивалей 60-х годов. В то время он поражал своеобразной техникой и артикуляцией. Теперь из его игры ушла вся техническая акробатика, временами его голос даже как бы срывается, но зато сколько в его соло появилось глубины, сколько чувства, сколько боли и надежды!
Оркестр «Современник» под управлением Анатолия Кролла выступил на фестивале с премьерой своей новой концертной антологии «Джаз о джазе», в которой развертывается панорама оркестровых стилей джаза от зарождения до современности. Одним из номеров этой программы была показана известная баллада «Звездная пыль», аранжировку которой сделал не так давно Владимир Коновалов. Но при включении пьесы в программу в партитуре потребовалось сделать определенные изменения, вызванные композицией антологии в целом. Тогда один фрагмент оркестровки был заново написан Кроллом. Так было достигнуто художественное единство аккомпанемента и солиста, в качестве которого выступил обладающий красивым глубоким звуком молодой тенорист Анатолий Ли.
Оркестр Гостелерадио Грузии был представлен на фестивале своими известными солистами. Контрабасиста Тамаза Курашвили хорошо знают в нашей стране и за рубежом: он участвовал в джаз-фестивалях в Бомбее, Праге, Стамбуле, Дебрецене. Многие считают его лучшим советским джазовым контрабасистом. В числе лучших джазменов республики пианист Эрни Лолашвили и перкуссионист Давид Джапаридзе. Пьеса Лолашвили «Свободный джазовый диалог» представляла собой сплав бибопа, джаз-рока и электронных эффектов. Для нее требовался солист-духовик, безупречно чувствующий нюансы каждого из этих стилей. И тогда грузинский ансамбль солистов пригласил московского тенор-саксофониста Сергея Гурбелошвили выступить с ними в качестве гостя.
Закрывать фестиваль было поручено ростовскому оркестру Кима Назаретова, который незадолго перед этим провел у себя в городе небывалый фестиваль биг-бэндов, практически всесоюзный. По его примеру в самый финал был поставлен «Фестивальный блюз» Георгия Гараняна, сочиненный им к московскому джаз-фестивалю 1966 года для джаз-оркестра Вадима Людвиковского. В качестве солистов к этому заключительному номеру в жанре «джаз плюс джаз» были приглашены Анатолий Вапиров, Виктор Бударин и сам автор, Георгий Гаранян. Не записать этот неповторимый междугородный ансамбль было бы непростительно, и пластинка сохранила его как память о московском празднике джазовой музыки.
Алексей Баташев
 
1985
С60 22867 000
 
ФЕСТИВАЛЬ «МОСКОВСКАЯ ОСЕНЬ» (Концерт эстрадной, инструментальной и джазовой музыки).
Сторона 1   — 19.35
Футбольная песенка (А.Г. Новиков) — «Капелла Дикси». рук. Лев Лебедев
Из сюиты «Джазовый калейдоскоп» (Ю. Саульский) -- Грустный мотив, Буги-марш, Блюз — ансамбль «Мелодия», рук. Борис Фрумкин
Наша самба (И. Бриль) - джазовый ансамбль Игоря Бриля

Сторона 2 — 19.19
Сюита в фа миноре (А. Козлов) - ансамбль «Арсенал», рук. Алексей Козлов
Ветерок с Невы (Н. Минх) - орк «Современник» п/у Анатолия Кролла
Рэг-дикси из к/ф «Мы из джаза» (А. Кролл) - орк. «Современник» п/у Анатолия Кролла Забытый мотив (А. Эшпай) - джаз-орк. п/у Владимира Василевского

Запись из Гос. центрального концертного зала «Россия». 1983 г.

Традиционный фестиваль советской музыки «Московская осень» стал одним из примечательных событий культурной жизни столицы. В его концертах звучат произведения композиторов Москвы разных поколений, написанные в различных музыкальных жанрах, в том числе в жанре эстрадной инструментальной и джазовой музыки.
«Футбольная песенка» А. Новикова, интерпретированная «Капеллой Дикси» п/у Л. Лебедева, и «Ветерок с Невы» Н. Минха в исполнении оркестра «Современник» А. Кролла представляют творчество основателей советских массовых музыкальных жанров. Содружество исполнительских коллективов с композиторами всегда интересно. Как творческий результат такого союза возникла новая версия пьесы А. Эшпая «Забытый мотив» джаз-оркестра п/у В. Василевского. Многолетние творческие контакты с ансамблем «Мелодия» п/у Б. Фрумкина, безусловно, способствовали моей успешной работе над сюитой «Джазовый калейдоскоп». На диске представлено и творчество композиторов — руководителей известных коллективов, у которых есть счастливая возможность услышать свои сочинения сразу же после их написания. Это «Наша самба» И. Бриля, «Сюита в фа миноре» А. Козлова и «Рэг-дикси» А. Кролла из к/ф «Мы из джаза». В целом пластинка достаточно полно отражает творческие тенденции московских композиторов в области джазовой музыки и, я уверен, будет с интересом воспринята любителями музыки.
Ю. Саульский, заслуженный деятель искусств РСФСР,  композитор
 
1985
 С60 22905 003
 
«ОСЕННИЕ РИТМЫ-84». С концертов Ленинградского джазового фестиваля

Сторона 1
Печальные струны (Ю. Маркин) — 4.20 Джаз-оркестр Минского музыкального училища, художественный руководитель Илья Райхлин

Якшанба (С. Мордухаев) — 5.09 Квартет Семена Мордухаева
Канзас-сити-стомп (Д. Р. Мортон) — 2.17 Квартет «Ретро», руководитель Зигурд Резевский
Грустная мелодия для барабана (П. Мотиан) — 5.58 Трио Раймонда Раубишко

Сторона 2
Радостный день (А. Цфасман) — 2.47 Квартет «Ретро», руководитель Зигурд Резевский
Импровизация на тему И. Берлина «Щекой к щеке» (С. Терентьев) — 4.37 Сергей Терентьев, фортепиано
Композиция на тему К. Портера (Н. Левиновский)—10.53 Джаз-ансамбль «Аллегро», руководитель Николай Левиновский

Записи из концертного зала |Дворца культуры им. Капранова 14 — 18 ноября 1984 г.

КВАРТЕТ СЕМЕНА МОРДУХАЕВА: Семен Мордухаев, тенор-саксофон, Георгий Метакса, ф-но, Владимир Алиев, контрабас, Юрий Ратников, ударные
КВАРТЕТ «РЕТРО»: Зигурд Резевский, ударные, Владимир Вайнер, кларнет, саксофоны, Борис Коган, туба, Ольгерт Зариньш, банджо
ТРИО РАЙМОНДА РАУБИШКО: Раймонд Раубишко, тенор-саксофон, Ивар Галениекс, контрабас, Марис Бриежкалнс, ударные
ДЖАЗ-АНСАМБЛЬ «АЛЛЕГРО»: Николай Левиновский, ф-но, клавишные, Александр Фишер, труба, Вячеслав Назаров, тромбон, Игорь Бутман, тенор-саксофон, Виктор Двоскин, контрабас, Алексей Гагарин, ударные, Юрий Генбачев, перкуссия, Алексей Курочкин, клавишные


Пластинки непосредственно с концертов джазовых фестивалей обычно не претендуют на стройность музыкальной драматургии. Прежде всего они становятся документом, свидетельствующим о крупном, представительном мероприятии, документом, подтверждающим высокий профессиональный уровень и стилистическую широту отечественного джаза. Данная пластинка также станет важным источником информации для многочисленных поклонников джаза, не попавших на фестиваль. А для тех, кто сумел достать «лишний билетик», этот диск — приятное воспоминание.
Пластинку открывает биг-бэнд Минского музыкального училища под руководством Ильи Райхлина.
Подобно многим другим учебным оркестрам джазового профиля, коллектив обеспечил себе быстрый подъем совместным музицированием учащихся и преподавателей. Хорошо сбалансированные оркестровые эпизоды, владение джазовыми штрихами и лаконичные сольные «выходы» Александра Бурштейна (ф-но) и Игоря Сафонова (саксофон) позволяют предположить, что вскоре на нашей эстраде появятся интересные джазовые ансамбли из Белоруссии.
Пожалуй, ни один фестиваль не представляет так широко новоджазовую, экспериментальную музыку, как Ленинградский. Записывать эту музыку трудно, музыканты играют большие одночастные, неделимые на фрагменты композиции и нередко связывают свое выступление со сценическими эффектами. В этом плане самым «студийным» оказался ташкентский квартет саксофониста Семена Мордухаева. В избранном отрывке из его композиции «Якшанба» совмещены элементы сонористической и алеаторической техники с остинатно-орнаментальными наигрышами в духе узбекского фольклора.
Среди традиционалистов выделялся своим мастерством рижский квартет «Ретро» под руководством опытного барабанщика Зигурда Резевского, лауреата многих фестивалей 60-х годов. Оригинальный состав — туба, банджо, кларнет (иногда саксофон) и ударные — позволил рижанам придать юмористическую окраску известным «вечнозеленым» мелодиям 20 — 30-х годов. В «Канзас-сити-стомп» Д. Мортона музыканты проявили максимум изобретательности, доброй игривой раскованности, а в популярной мелодии А.Цфасмана «Радостный день» преобладает лирическое начало.
Украшением ленинградского фестиваля стало трио Раймонда Раубишко из Риги. В «Грустной мелодии для барабана» солирует Марис Бриежкалнс, его барабаны умеют «разговаривать», способны передать грусть, томление, недовольство и покорность. Партнеры сумели скромно отойти на второй план, не задавить своей виртуозностью лирического высказывания солиста.
Всего одна миниатюра не может дать представления о многообразном таланте одесского пианиста Сергея Терентьева. Он неподражаем в интерпретации джазовой классики, небанален в академических программах, когда играет Рахманинова, Чайковского, Шопена или Листа. Подкупающая музыкальность, тонкая нюансировка, полное растворение в исполняемой музыке магнетически завораживают любой зал. В популярной песенке И. Берлина «Щекой к щеке» Терентьев отдал дань манере пианиста Эрролла Гарнера (1921 — 1977). Правила игры соблюдены точно: в правой руке активное тремоло, ритмическая оттяжка, а в левой — «шлепающие» аккорды. Однако сквозь привычные клише то в середине импровизации, то в расширенном финале нет-нет да и пробивается романтический пианизм исполнителя.
Так получилось, что московскому ансамблю «Аллегро» пришлось быть первым и последним на фестивале. Он открыл первый концерт авторскими композициями Н. Левиновского, а в последний вечер прозвучали транскрипции классики. В композиции на тему мелодии К. Портера проявились лучшие качества ансамбля: показаны блистательные солисты, ярко сыграны (и по-оркестровому плотно) общие эпизоды. Ритмическая точность, абсолютное владение формой импровизаций, броская сценическая подача — все это стало прекрасным праздничным финальным аккордом фестиваля.
Владимир Фейертаг
 
1986
 С60 24013 005
 
ОСЕННИЕ РИТМЫ-85. С концертов Ленинградского джазового фестиваля.  Пластинка 1
Сторона 1 - 19.40
Без перерыва (Т.Монк) - джаз-орк. Ростовского училища искусств, худ. рук. Ким Назаретов
Тедди-жаба (Н.Хефти) - джаз-орк. Ростовского училища искусств, худ. рук. Ким Назаретов
Воспоминание о Джорджии (X.Кармайкл) - квинтет Михаила Левина
Соленые орешки (Д.Гиллеспи) - квинтет Михаила Левина;
Красные розы для грустной леди (С.Таппер) - трио Валерия Мысовского

Сторона 2 - 20.00
Милая Сью (В.Янг) - квартет «Ретро», рук. Зигурд Резевский;
Ты - это все (Дж. Керн) -- трио Вячеслава Назарова
Летнее знакомство (М.Легран) – ансамбль Игоря Бутмана

Джаз-оркестр Ростовского училища искусств: Карп Деланьян, Владимир Попов, Евгений Гнездилов, Виктор Попов, Игорь Мишура, саксофоны;
Юрий Ушаков, Евгений Медведев, Владимир Тимченко, Игорь Шкода, Михаил Радинский, трубы;
Валерий Яковлев, Игорь Белинович, Валерий Вервекин, Андрей Глушков, Геннадий Гречухин, тромбоны;
Николай Иоаннисян, ф-но;  Владимир Коотыленко, гитара
Игорь Егоров, бас-гитара;  Михаил Левин, ударные
Квинтет Михаила Левина:
Геннадий Гречухин, тромбон;  Карп Деланьян, альт-саксофон Игорь Егоров,  контрабас;  Михаил Левин, ударные Николай Иоаннисян, ф-но
Трио Валерия Мысовского:
Эдуард Москалев, контрабас; Валерий Мысовский, ударные Владимир Лыткин, ф-но
Квартет «Ретро»:
Владимир Вайнер, кларнет;  Борис Коган, труба Ольгерт Зариньш, банджо; Зигурд Резевский, ударные
Трио Вячеслава Назарова:
Вячеслав Назаров,  тромбон;  Виктор Двоскин, контрабас Евгений Губерман, ударные
Ансамбль п/у Игоря Бутмана:
Александр Беренсон, труба; Евгений Маслов, ф-но Дмитрий Колесник, контрабас;  Олег Бутман, ударные

Запись  из концертного зала Дворца культуры им.  Капранова  13 — 17 ноября 1985 г.


У каждого фестиваля своя история. В Ленинграде все началось в шестидесятые годы — два фестиваля (1965 и 1966 гг.) организовал джаз-клуб. Ленинград, пожалуй, опередил другие города в организации регулярной концертной джазовой жизни. С 1966 года на эстраде постоянно выступал джаз-оркестр, в котором лидерами и солистами были саксофонист Геннадий Гольштейн и трубач Константин Носов. За рубежом триумфально шествовал «Ленинградский диксиленд», на сцене джаз-клуба заявили о себе молодые исполнители — Давид Голощекин, Олег Куценко, Анатолий Вапиров. В 70-е годы Ленинград нередко становился стартовой площадкой для музыкантов других городов, здесь дали первые концерты Леонид Чижик, трио Вячеслава Ганелина, ансамбль «Аллегро». И, наконец, с 1978 года проводятся «Осенние ритмы», один из крупнейших фестивалей в стране. «Ритмы» — это семь больших концертов (как правило, в трех отделениях каждый) в зале на полторы тысячи мест.
Слушателю неподготовленному программа «Осенних ритмов-85» могла бы показаться слишком пестрой. И, действительно, на протяжении одного концерта иногда резко менялись эстетические концепции, эмоциональные состояния, звуковые пласты... Но таков сегодня джаз, одновременно динамично рвущийся вперед и любовно оглядывающийся назад, стремящийся поразить то ажурной полифонией нежно звучащих инструментов, то мощным ударом ритм-формул. «Осенние ритмы» представили и географическую и художественную панораму советского джаза. Поэтому в одном концерте встречались коллективы из Армении и Карелии, Латвии  и Грузии,  музыка традиционная соседствовала с авангардистской.
Первая пластинка знакомит нас с коллективами, отдавшими в своих программах предпочтение классическому джазу. Прежде всего хочется выделить биг-бэнд Кима Назаретова, ставший украшением «Осенних ритмов». В оркестре играют преподаватели и студенты эстрадно-джазового отделения Ростовского училища искусств. Возможно, в чем-то коллектив уступает нашим немногим концертным бэндам, но зато в энтузиазме, в джазовом подвижничестве возьмет верх. Оркестр постоянно участвует в авторских концертах советских композиторов, выступает на фестивале «Донская весна», но на джазовых форумах щедро демонстрирует джазовую классику. В блюзе.Т. Монка «Без перерыва» главным героем становится оркестр с его сочным, плотным звучанием. Из импровизационных эпизодов наиболее убедительным кажется соло трубача Юрия Ушакова. А в пьесе Нила Хефти «Тедди-жаба» (утверждают, что это шутливое прозвище трубача Теда Джонса) к впереди стоящему микрофону выходят четыре тромбониста. Их прекрасный ансамбль поддержан точной и в то же время деликатной ритм-группой, а трубы и саксофоны как бы врываются в общую игру для того, чтобы поставить жирный и весомый  свинговый  восклицательный  знак.
Квинтет Михаила Левина — это ансамбль солистов Ростовского оркестра. Тромбонист Геннадий Гречухин трогательно и бережно проводит мелодию Хоаги Кармайкла «Воспоминание о Джорджии», а альт-саксофонист Карп Деланьян нашел ' неожиданно мягкий контрапункт и «приблизился» по тембру к тромбону, уйдя в самый низкий регистр своего саксофона. Всегда нелегким орешком для исполнителей была тема Диззи Гиллеспи «Соленые орешки», однако ростовчане создали свежую версию, разбросав импровизационные эпизоды между духовыми инструментами и инструментами ритм-группы. Выделяется соло Михаила Левина, его барабаны «разговаривают», даже воспроизводят несколько раз характерную фразу — октавный «бросок», соответствующий фонетически названию темы ("
Salt Peanuts").
Опытному, давно выступающему в Ленинграде трио Валерия Мысовского удалось добиться хорошего сочетания ритмического напряжения и игровой раскованности. По-оркестровому масштабно звучат акценты ударных, празднично и броско играет пианист Владимир Лыткин, претворив в гарнеровской манере старую сентиментальную мелодию С. Таппера «Красные розы для грустной леди».
Бурное одобрение вызвал на «Осенних ритмах-85» полюбившийся ленинградцам рижский квартет «Ретро». Среди букета старых мелодий выделялась тема Виктора Янга «Милая Сью». Она начинается с соло банджо (жаль, что мы не можем увидеть улыбку Ольгерта Зариньша), а затем ее виртуозно «разрабатывает» Владимир Вайнер на кларнете.
Трио Вячеслава Назарова — ансамбль «звезд». Тромбонист Назаров блеснул скэтом (вокально-слоговой импровизацией), который поначалу может показаться небрежным, но если послушать композицию целиком, можно понять, что его вокализы сродни его импровизациям на тромбоне, в них много мягкости, гибкости, обертонов, смазанных линий. И все это вмещается в жесткую ритмическую канву, прекрасно организованную барабанщиком Евгением Губерманом и контрабасистом Виктором Двоскиным. Найденный Двоскиным контрапункт можно слушать отдельно как самостоятельную версию  темы Джерома Керна.
А далее следует курьез. Играет квинтет Игоря Бутмана, но... без Бутмана. Значит, квартет. Но чей же? Ответ один — Бутмана. Потому что этот ансамбль собирается в Ленинграде только тогда, когда Игорь, играющий нынче в «Аллегро», появляется в своем родном городе. Меланхолическая тема Мишеля Леграна, написанная для кинофильма «Лето сорок второго» выявила лирические дарования молодых  ленинградских  музыкантов.
Исполнение джазовой классики — дело непростое. Всегда может показаться, что популярность мелодий выручает музыкантов, что давно сложившиеся клише диктуют «правила игры», отступление от которых означало бы нарушение традиции. Но в живом, концертном исполнении всегда возникает магия сопричастности к творчеству исполнителя. Музыканты, представленные на этой пластинке, — яркие артисты, умеющие убедить и в зрелости своего импровизационного мастерства, и в правомерности собственных версий хрестоматийных джазовых мелодий.
Владимир Фейертаг

Статья о фестивале в журнале
"РОКСИ" №10, сентябрь-декабрь 1985г. (III)  
 
1986
 С60 24015 002
 
ОСЕННИЕ РИТМЫ-85. С концертов Ленинградского джазового фестиваля.  Пластинка 2

Сторона 1 — 20.25
Две части из джазовой симфониетты (Н. Левиновский)
IV ч. Песнь увядающих цветов
V ч. Прогулка в приятной компании
Джаз-ансамбль «Аллегро»: Николай Левиновский, руководитель, клавишные; Александр Фишер, труба; Вячеслав Назаров, тромбон; Игорь Бутман, тенор-саксофон; Виктор Двоскин, контрабас; Евгений Губерман, ударные, перкашн; Юрий Генбачев, перкашн
Фрагменты композиции «2+2» (П. Вишняускас)
Пятрас Вишняускас, сопрано-саксофон, баритон-саксофон; Гедиминас Лауринавичюс, ударные

Сторона 2 — 19.40
Фрагменты композиции «Диалоги» (В. Чекасин)
Владимир Чекасин, сопрано-саксофон, клавишные;Олег Молокоедов, клавишные

Запись из концертного зала Дворца культуры им. Капранова 13 — 17 ноября 1985 г.

На ленинградском фестивале «Осенние ритмы-85» выявились две основные тенденции в развитии современного советского джаза. Первая связана со стремлением музыкантов рассматривать джаз только как исполнительское искусство, полностью полагаться на вдохновение и использовать мелодии-темы (иногда из классики джаза, иногда свои) в качестве повода для демонстрации импровизационного мастерства. Выступления такого рода иногда напоминают продолжительный джем-сэшн, в котором лишь условно присутствует некая устная аранжировка.
Вторая тенденция — в признании роли композиции, в желании организовать музыкальный материал. Современный джаз выдвинул новое понятие: джазовый композитор. Это не кабинетный сочинитель музыки, не академический автор, на время заинтересовавшийся джазом. Это композитор-импровизатор, причем импровизатор среди композиторов. Он продумывает заранее и форму и фактуру произведения, определяет порядок солирования, расставляет штрихи и акценты. И все это он делает, учитывая индивидуальности своих партнеров, т. е. создает композицию не на анонимный, а на вполне конкретный состав.
Вторая пластинка «Осенних, ритмов-85» знакомит нас с разного рода композициями. Ярким примером, в частности, явилось творчество Николая Левиновского, представившего на суд публики «Джазовую симфониетту в пяти картинах». В пластинку вошли две части (4-я и 5-я) этого произведения, абсолютно разные по настроению, по динамике исполнения.
«Песнь увядающих цветов» — лирическая миниатюра, полная эмоциональной сдержанности и благородства. Ее лирический, интимный характер подчеркнут и басовой формулой (видимо, ее явной трехдольностью), и отсутствием ударных. Мягкое ритмическое сопровождение осуществляется только с помощью перкуссии — Евгений Губерман играет на чокало, а Юрий Генбачев на бонгах, колокольчиках и треугольнике. Левиновский выбрал на синтезаторе тембр флейты и остался верен ему на протяжении всей пьесы, если исключить кульминацию, в которой появляются электронные эффекты. Импровизациям Левиновского свойственны пластичность мелодических линий, логическая завершенность каждого предложения, каждой фразы. Виктор Двоскин как бы подхватывает грустное наследие флейты-синтезатора и усиливает интонации печали, скорби почти речевыми просительными оборотами. Заключительный унисон подчеркивает единство линий мелодии и баса, а ниспадающее аккордовое движение, многократно повторенное в финале, может вызвать в памяти кинематографический прием с отъезжающей камерой, оставляющей в кадре печальную картину осени в ее прекрасном оранжевом оперенье.
«Прогулка в приятной компании» — дань свингу, би-бопу, всей традиционной ветви современного джаза. Инструментальный тематизм, изложенный трубой и саксофоном в унисон (как не вспомнить квинтет Паркера — Гиллеспи или «Посланцев джаза» Блэйки), виртуозные соло Игоря Бутмана и Александра Фишера. Казалось бы, всем управляют импровизационные порывы неудержимых солистов (технических трудностей для них вроде бы и нет), но вот появляются жесткие ступеньки-аккорды и гармонические сдвиги, и мы уже во власти композиции. Можно предположить, что «приятная компания» — это или реальные коллеги Левиновского, или вообще весь мир джаза, внутри которого творит композитор.
Две сюиты представил на фестивале вильнюсский дуэт Пятраса Вишняускаса и Гедиминаса Лауринавичюса. Два коротких фрагмента знакомят нас с мастерством музыкантов и с композиторским методом Вишняускаса. В его построениях, только поначалу кажущихся спонтанными, все логично и соразмерно. Появившиеся в начале композиции мотивы (в виде трихорда, свойственного мелодиям Юго-Восточной Литвы) обязательно получают дальнейшее развитие, они же подведут нас к кульминации. Из независимой полиритмии постепенно выкристаллизовывается формула ударных, становится все назойливее, шумнее и наконец подчиняет себе линии саксофона. Апогей — нарастание звучности и расширение диапазона, вплоть до редко используемых самых низких звуков баритона. Во второй миниатюре организующее начало вновь у ритма — приближающийся и утверждающийся марш вносит упорядоченность и симметрию. И поразительна способность Вишняускаса даже во фри-джазовых эпизодах оставаться ярким мелодистом!
Вторую сторону пластинки занимает большой отрывок из композиции Владимира Чекасина «Диалоги». Диалоги велись с пианистом Олегом Молокоедовым, с самим собой, с разными стилями джаза, со всем зрительным залом. Главное у Чекасина — сопоставление, а иногда и столкновение различных звуковых пластов. Сперва на фоне механического ритма возникают несуразные, неуютные выкрики электронных клавишных, а затем после небольшой сонористической оргии появляется печальный и нежный мотив. Он несколько раз напоминает о себе, но ему еще трудно пробиться сквозь дерзкие диссонантные дебри и жесткий ритмический каркас. Но он уже сыграл роль доброго волшебника, подтолкнул на авансцену эпизод с сопрано-саксофоном. Правда, поступь в сторону добра и света не стала уверенной, вновь пробуждается вулкан сатанинских завихрений, возникает монотонное русло электронных звуков и шумов. Но выжил легкий ритм, а первый лирический мотив трансформировался в нечто объемное, элегическое, похожее на балетное адажио (недаром мы слышим на синтезаторе тембры скрипок, а затем виолончели). Победили светлые, чистые образы. На этом можно было бы остановиться, если бы не сатирические страсти, которые так любит нагнетать Чекасин. Объектом его незлой иронии, как правило, становятся музыкальные штампы, свойственные массовой культуре. В данном фрагменте под обстрел взяты опереточно-шлягерные интонации, банально выпуклые, нарочито оглупленные. Следует признать, что пафос нигилизма Чекасина столь силен и активен, что слушателям иногда ничего не остается делать, как сопереживать отрицание.
Как мы видим (а точнее, слышим), ансамбли, представляющие большие композиции, чаще всего не ограничивают себя какими-то стилистическими рамками. Адресуя свои послания слушателям, они стремятся расширить эрудицию, вызвать неожиданные ассоциации. Основной смысл их джазового действа — возникновение коммуникаций на основе вечной жажды всех людей ко всему новому, неизведанному.
Владимир Фейертаг

 

1986
 С60 24017 004
 
ОСЕННИЕ РИТМЫ-85. С концертов Ленинградского джазового фестиваля.  Пластинка 3

Сторона 1 — 19.55
Народная мелодия (А. Карталян)
Токката (А. Карталян)
Трио Арташеса Карталяна
Моя собственная печаль (А. Кондаков)
Чарующий ритм (Дж. Гершвин)
Джаз-ансамбль Петрозаводского музыкального училища им. Раутио
Руководитель Андрей Кондаков

Сторона 2 — 18.20
Самба (Д. Гиллеспи)
Квартет Отара Маградзе
Нежно (У. Гросс)
Отар Маградзе, ф-но; Отар Саганелидзе, контрабас
Кузя (В. Воронецкий)
Владимир Воронецкий, бас-гитара; Владимир Габай, клавишные
Осень (В. Зуйков)
Джаз-ансамбль п/у Валерия Зуйкова

Запись из концертного зала Дворца культуры им. Капранова 13 — 17 ноября 1985 г.

Третья пластинка «Осенних ритмов-85» знакомит нас с молодыми исполнителями. Имена их пока малоизвестны, большинство выступало на фестивале впервые. Но у них есть что сказать слушателям, есть музыкально-художественные идеи. Трудно предсказать сегодня, что будет с этими, музыкантами и ансамблями через несколько лет, но успех, выпавший на их долю в Ленинграде, обнадеживает.
Трио Арташеса Карталяна работает в Государственном камерном театре Армении. Весной 1985 года молодые музыканты выступали на ереванской «Джазовой панораме», и композиции Карталяна были признаны самыми интересными. «Токката» и «Народная мелодия» убеждают нас в том, что народное начало звучит не только в тематическом материале, но и в импровизационном развитии.
Андрей Кондаков — студент композиторского отделения петрозаводского филиала Ленинградской консерватории — уже несколько лет выступает в роли лидера джаз-ансамбля. Он уделяет большое внимание деталям, у него нет случайных нот, он умеет ценить паузы, его фразы экономны и напевны.
Безупречной фортепианной техникой порадовал слушателей тбилисский пианист Отар Маградзе. В его исполнении равно хорошо звучит и джазовая классика, и джаз-роковые композиции.
Владимир Габай, в прошлом художественный руководитель популярного ансамбля «Джаз-комфорт», в 1985 году начал выступать в дуэте с бас-гитаристом Владимиром Воронецким. «Кузя» — пьеса-шутка, пьеса-посвящение, у которой два истока: соул-джаз (Воронецкий исполняет типично блюзовую формулу) и русские плясовые наигрыши.
В общем-то не дебютант, ленинградский саксофонист Валерий Зуйков на «Осенних ритмах-85» представил новый ансамбль. Среди молодых исполнителей отметим гитариста Александра Старостенко, инструментальные вариации которого вокальны, всегда имеют законченную форму. Бас-гитарист Владимир Козлов хорошо владеет техникой «шагающего баса», столь важной для джазовой традиции.
Композиция Зуйкова «Осень», посвященная ленинградскому фестивалю, завершает третью пластинку «Осенних ритмов-85».
Владимир Фейертаг

 
1987
С60 25055 001
 

«БИРШТОНАС-86». Фестиваль джазовой музыки (Литовская ССР). Первая пластинка:
Сторона 1 — 19.15
1. Хей-хо! (Дж. Бейкер — П. Стоун) — Вильнюсский диксиленд п/у Пятраса Вишняускаса
2. Ты оставил мне все, кроме тебя (Д. Эллингтон — Д. Джордж) — Марина Грановская (вокал), Александрас Дунис (гитара), Саулюс Шяучюлис (ф-но)
3. Буги-вуги, блюз (А. Эммонс) — ансамбль п/у Гинтаутаса Абарюса
4. Композиции на тему литовской нар. песни (А. Федотов) — Александр Федотов (альт-саксофон), Гинтаутас Абарюс (ф-но)

Сторона 2 — 19.16
5. Второй вечер в Бирштонасе (С. Шяучюлис) — квартет п/у Саулюса Шяучюлиса
6. Бли-блип (Д. Эллингтон — С. Каллер, Д. Эллингтон) — Марина Грановская и Стяпас Янушка — вокал, квартет п/у Саулюса Шяучюлиса
7. Пайнтопс блюз (Пайнтоп Смит) — ансамбль п/у Гинтаутаса Абарюса
8. Дикси-свинг (Э. Пуйдокас) — диксиленд нар. эстрадного ансамбля «Статиба» п/у Регимантаса Матулявичюса

В 1986 году в честь 25-летия литовского джаза был организован целый ряд мероприятий. Одно из них — IV фестиваль джазовой музыки в небольшом курортном городе Бирштонасе, который собрал лучших в Литве исполнителей джаза, гостей из Еревана и Тарту, Риги и Новосибирска . . . Жюри конкурса, под председательством заслуженного деятеля искусств РСФСР Ю. Саульского, присудило главный приз биг-бэнду Государственной консерватории Литовской ССР под управлением В. Чекасина. Призами награждены солисты О. Пирагс, М. Грановская и С. Янушка, пианист Г. Абарюс, саксофонист П. Вишняускас и другие. Пластинка представляет некоторых участников этого фестиваля.
Людас Шальтянис
 
1987
 С60 25057 004
 
  «БИРШТОНАС-86». Фестиваль джазовой музыки (Литовская ССР). Вторая пластинка:
1. Tuxedo Junction (У. Джонсон, Дж. Дэш, Э. Хокинс) — вокальный секстет п/у Айварса Кнесиса, квартет п/у Раймондса Раубишко (Рига)
2. На лодке (С. Сопелов) — квинтет Вильнюсского музыкального училища им. Ю. Таллат-Кялпши п/у Ромуальдаса Милашюса, Айварас Линкявичюс (альт-саксофон)
3. Рок-н-ролл (А. Франклин) — Ольга Пирагс (вокал), квартет п/у Юрия Смирнова (Рига)
4. Лунный блеск (У. Хадсон) — Пранас Нарушис (кларнет), квартет п/у Саулюса Шяучюлиса
5. Литовский диксиленд (Т. Адомавичюс) — диксиленд Клайпедских факультетов Гос. консерватории Литовской ССР п/у Пранаса Нарушиса
6. Голубой горизонт (С. Беше) — Пранас Нарушис (кларнет), квартет п/у Саулюса Шяучюлиса
7. Концерт для джаз-оркестра, фрагмент (В. Чекасин) — биг бэнд Гос. консерватории Литовской ССР п/у Владимира Чекасина, Пятрас Вишняускас (баритон-саксофон)
8. Пел соловей на Беркли-сквер (Г. Берлинг) — вокальный секстет п/у Айварса Кнесиса (Рига)
 
1987
 С60 25337 008
 
ФЕСТИВАЛЬ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ «ТБИЛИСИ-86». Первая пластинка
Спеши укрыться (М. Миллер) - ансамбль «Театрон» Гиви Гачечиладзе (Тбилиси)
Колыбельная «Осенним ритмам» (Д. Голощекин) - джаз-ансамбль Давида Голощекина, солист Давид Голощекин - тенор-саксофон (Ленинград)
Когда святые маршируют (Дж. Блэк) - ансамбль «Ретро» Зигурда Речевского (Рига)
Вот вошел Бад (Т. Монк) - джаз-ансамбль Раймонда Раубишко и Гунара Розенбергса (Рига)
Мантека (Д. Гиллеспи) - джаз-ансамбль Виктора Бударина (Новосибирск)
Вдохновение (А. Мустафа-заде) - Азиза Мустафа-заде (вокал) в сопровождении ансамбля Гостелерадио Азербайджана п/р Рафика Бабаева (Баку)
Блюз для Вуди (В. Шоу) - ансамбль солистов п/р Тамаза Курашвили (Тбилиси - Москва - Баку): Тамаз Курашвили –контрабас, Сергей Гурбелошвили - тенор саксофон, Виктор Гусейнов - труба, Михаил Окунь - ф-но, Виктор Епанешников - ударные.

Записи с концертов и Большом зале Грузинской гос. филармонии
 
1987
 С60 25339 002
 
ФЕСТИВАЛЬ ДЖАЗОВОЙ МУЗЫКИ «ТБИЛИСИ-86». Вторая пластинка
Вверх по Ленивой реке (X. Кармайкл) - ансамбль «Москворечье» Александра Банных (Москва)
Песнь увядающих цветов (Н. Левиновский) - джаз-ансамбль «Аллегро» Николая Левиновского, солисты: Николай Левиновский - синтезатор, Виктор Двоскин - контрабас (Москва)
Чероки (Р. Нобл)- джаз-ансамбль «Каданс» Германа Лукьянова, солист Герман Лукьянов - флюгельгорн (Москва)
Блюз пьяной улицы (Б. Картер) - Ростовский концертный джазовый орк. Кима Назаретова
Нет у меня ничего, кроме блюза (Д. Эллингтон) - Татевик Оганесян - вокал (Ереван), ансамбль джазовой музыки Игоря Бриля (Москва)
Туманно (Э. Гарнер) - Игорь Уваров - вибрафон (Новосибирск), Пятрзе Вишняускас - саксофон (Вильнюс)
Хелло, Долли! (Дж. Херман) - Эльвира Макарян - ф-но, вокал (Ереван), Иварс Галиннекс - контрабас (Рига), Сергей Беличенко - ударные (Новосибирск
Ссора (М. Окунь) - трио солистов: Михаил Окунь - ф-но (Москва), Виктор Епанешников - ударные (Баку), Тамаз Курашвили - контрабас (Тбилиси)

Записи с концертов в Большом зале Грузинской гос. филармонии
 
1987
 С60 25587 000
 

ОСЕННИЕ РИТМЫ-86. С концертов Ленинградского джазового фестиваля.  
Сторона 1 — 21.45
1. ПОЛОЖИ НА МЕСТО (Л. Беллсон)
Джаз-оркестр «Дипломант» под управлением Игоря Чернышева (г. Ленинград)
Александр Беренсон, Василий Брыканов, Павел Сапожников, Виталий Нейздиковский, трубы
Борис Кричевский, Валерий Заварин, Александр Боровцев, Александр Конышев, тромбоны
Николай Поправка, Илья Голов, Айвар Питериш, Константин Кузнецов, Марк Звонарев, саксофоны
Евгений Маслов, фортепиано
Дмитрий Колесник, контрабас
Олег Бутман, ударные
2. РАПСОДИЯ И БЛЮЗ ПО-МОЛДАВСКИ (М. Альперин)
Михаил Альперин, фортепиано (г. Москва)
3. ЧЕРНАЯ РЕКА (М. Юлдыбаев)
Ансамбль «Дустар» под управлением Марата Юлдыбаева (г. Уфа)
Марат Юлдыбаев, тенор-саксофон
Геннадий Калинин, флюгельгорн
Юрий Шемогонов, фортепиано, клавишные
Рамиль Медяров, клавишные, синтезатор
Александр Сергеенко, бас-гитара
Евгений Чистяков, ударные
4. «ДИАЛОГИ», фрагмент композиции (Л. Чижик — В. Чекасин)
Леонид Чижик, фортепиано, синтезатор
Владимир Чекасин, саксофоны, синтезатор (г. Москва, г. Вильнюс)

Сторона 2 — 21.15
5. АВАЛОН (В. Роуз)
Пражский свинг-квартет (ЧССР) Владимир Клусак, фортепиано
Зденек Майер, кларнет
Ян Фрейбург, вибрафон
Иван Доминак, ударные
6. SALTO MORTALE, фрагмент композиции (П. Вишняускас)
Квартет П. Вишняускаса (г. Вильнюс)
Пятрас Вишняускас, сопрано-саксофон
Юозас Милащюс, гитара
Леонид Шинкаренко, бас-гитара
Гедиминас Лауринавичюс, ударные
7. БЕЗ ПОДГОТОВКИ (Д. Колтрейн)
Трио Е. Маслова (г. Ленинград)
Евгений Маслов, фортепиано
Дмитрий Колесник, контрабас
Олег Бутман, ударные
8. ЭКСКУРСИЯ (С. Барбер)
Вячеслав Гайворонский, труба
Владимир Волков, контрабас (г. Ленинград)

Запись из концертного зала Дворца культуры им. В.П.Капранова 12— 16 ноября 1986 г.
© «МЕЛОДИЯ», 1987
Ленинградская студия грамзаписи. Запись 1986 г.

Ленинградский фестиваль «Осенние ритмы-86» (девятый по счету) оказался трудным орешком для грамзаписи. В его концертах преобладали масштабные композиции, к тому же чаще звучали произведения новоджазовых направлений. Программы квартета П. Вишняускаса, пианиста М. Альперина, биг-бэнда Литовской консерватории под руководством В. Чекасина или оркестра новоджазовой музыки из Абакана (руководитель А. Куц) вполне «тянули» на самостоятельный диск. Что же сохранить в памяти о фестивале, который журналисты окрестили «незабываемым праздником»! Как сделать незабытой отзвучавшую музыку, имея в распоряжении лишь одну пластинку!
Решено было пожертвовать теми солистами и ансамблями, которые уже обладают достаточной дискографией. Поэтому «за бортом» оказались московский «Каданс» Г. Лукьянова, ленинградский ансамбль Д. Голощекина, сольные выступления Л. Чижика, В. Тарасова... В диск включена музыка, ранее нигде не звучавшая (исключение сделано только для «Дустара») и которая может больше нигде не прозвучать.
Пластинку открывает джаз-оркестр «Дипломант» под руководством Игоря Чернышева, ныне единственный биг-бэнд в городе на Неве. Мощные туттийные эпизоды, броские акценты, нарядные аранжировки, в которых выявляется отличное звучание инструментальных групп, позволяют причислить «Дипломант» к ведущим составам современного свинга. Любителям джаза запомнилось выступление коллектива на московском фестивале «Джаз-86», но все-таки за пределами Ленинграда оркестр практически не известен.
Карьера Михаила Альперина как пианиста-солиста началась недавно. До этого он играл в молдавском ансамбле «Кварта», в «Арсенале» А. Козлова и в дуэте с саксофонистом С. Ширманом. Записанная на пластинку композиция «Рапсодия и блюз по-молдавски» кажется зарисовкой народного гулянья. Танцевальные наигрыши, выпуклые благодаря симметричной полиритмии, не без юмора соединены с засвингованными блок-аккордами в духе Джорджа Ширинга или фразами-всплесками a la Каунт Бейси.
Уфимский секстет «Дустар» играет разную музыку, но больше всего ему удаются композиции, в которых использован башкирский фольклор. Пьеса Марата Юлдыбаева «Черная река» была отмечена многими критиками на фестивалях в Уфе, Тбилиси, Москве, Ереване и Ленинграде.
Спонтанная импровизация Леонида Чижика и Владимира Чекасина (дуэт несколько раз выступал в Москве и Ленинграде) — всегда увлекательная борьба индивидуальностей. И если Чекасину удалось на «Осенних ритмах» (из-за сценической подвижности, мультиинструментализма и преданности театральным эффектам) овладеть видеорядом, то хозяином звуковой атмосферы оказался Чижик. Фрагмент «Диалогов» показывает, как светлое, лирическое начало постепенно вытесняет дьявольские страсти, как на смену буйной электронике приходит живая, акустическая музыка.
Приятным сюрпризом для любителей традиционного джаза стало выступление Пражского свинг-квартета. Музыканты имитируют звучание знаменитого квартета Бенни Гудмена, а в записанной пьесе Винсента Роуза «Авалон» даже в точности воспроизводят его аранжировку. Чешских джазменов отличает прекрасное чувство ансамбля, необычайная легкость музицирования. Их импровизации свидетельствуют о точном знании избранного стиля.
Пятрас Вишняускас, как обычно, показал себя мастером музыкальной драматургии. Фрагмент его композиции „
Salto Mortale" строится на противопоставлении мелоса и ритма. Сначала фразы сопрано-саксофона существуют как бы независимо от моторики, постепенно они складываются в более длинные предложения, расширяется диапазон, и к моменту, когда отдельные звуковые пятна бас-гитары приобретают черты «блуждающего баса», ритм полностью подчиняет себе всю мелодическую акробатику импровизирующего лидера.
Видной фигурой на Ленинградском фестивале стал пианист Евгений Маслов. Он солировал в «Дипломанте», аккомпанировал детскому камерному хору и выступал в трио. Маслов — представитель лирической ветви современного импровизационного джаза, его напевные и мелодичные линии всегда активны и упруги. В противоположность ему дуэт ленинградцев Вячеслава Гайворонского и Владимира Волкова в основном предпочитает жесткость, угловатость. Труба и контрабас ведут свои партии как бы автономно, не прислушиваясь друг к другу, но затем, преодолев барьер отчужденности, все-таки находят (якобы случайно) общий островок, цветущий консонансами и... улыбками.
«Осенние ритмы» — не только хорошо организованный, художественно значимый музыкальный праздник. Это еще и лаборатория советского джаза. Ленинградская сцена часто становится экзаменационным классом и стартовой площадкой для музыкантов и неожиданно возникающих ансамблей. Тем интереснее поставить этот диск на проигрыватель, представить себя в кресле концертного зала Дворца культуры имени В. П. Капранова и заглянуть в наше джазовое завтра.
ВЛАДИМИР ФЕЙЕРТАГ
 
1987
 С60 25691 009
 
«ОСЕННИЕ РИТМЫ-86». В ЧЕКАСИН
А МОЖНО ЛИ ТАК?
Сторона 1  — 23.25;  Сторона 2 — 20.35
Джаз орк. Литовской гос. консерватории п/у Владимира Чекасина, солисты: Владимир Чекасин (сопрано-саксофон, альт-саксофон), Пятрас Вишняускас (альт-саксофон), Витаутас Лабутис (альт-саксофон), Павел Ковалев (тенор-саксофон), Олег Молокоедов (клавишные), Гедиминас Лауримавичюс (ударные), Леонид Шинкаренко (бас-гитара)
Состав оркестра: В. Чеснаускас, А. Жадейнис, Р. Кукульскис, П. Убартас - трубы
В. Пирибавичюс„ П. Тадарас, А. Луцкус -  тромбоны
В. Лабутис, А. Смехнов, П. Ковалев, А. Валюнис, А. Мартинайтис - саксофоны
О. Молокоедов - клавишные; Г. Лауринавичюс - ударные; Л. Шинкаренко - бас-гитара
Запись с Ленинградского фестиваля джазовой музыки «Осенние ритмы - 86»

Сегодня биг-бэнд — редкость на эстраде. Оркестры под руководством Элега Лундстрема, Анатолия Кролла, Константина Орбеляна — вот и «вся королевская рать». Причем лишь Лундстрем постоянно радует нас новыми дисками и инструментальными джазовыми программами. Но в искусстве не может быть пустоты. Большой джаз-оркестр — лучшая школа для музыкантов, поэтому в последнее время все громче заявляют о себе коллективы музыкальных учебных заведений: оркестры Кима Назаретова (Ростов-на-Дону), Игоря Чернышева (Ленинград), Александра Сухих (Москва), Пранаса Нарушиса (Клайпеда), Александра Куца (Абакан), Николая Голощапова (Одесса). В Литовской консерватории такой состав возглавил Владимир Чекасин.
Чекасин? Этот фантазер и неуправляемый экспериментатор? И классический свинг? Несовместимо! Но мы, оказывается, ничего раньше не знали о педагогической деятельности нашего саксофониста номер один (ежегодно критики всей страны выбирают его «Музыкантом года»). И потому неожиданностью оказалось выступление детского диксиленда, созданного им в Вильнюсской музыкальной школе имени Дварионаса (фестиваль «Бирштонас-86»), потому сенсацией стал его консерваторский биг-бэнд.
Оркестр Чекасина надо, конечно, увидеть. Его мало услышать. В Москве, Риге и Витебске музыканты разгуливали по зрительному залу, организуя спонтанные переклички, создавая пространственную импровизационную музыку, вовлекая публику в интригующий диалог (программа так и называлась — «Диалоги»). Другая работа — «Концерт для голоса и оркестра» Константина Петросяна с вокальной партией для Татевик Оганесян — была показана на фестивалях в Риге, Тбилиси, на
VII Всесоюзном съезде композиторов в Москве. А на Ленинградских «Осенних ритмах-86» Чекасин представил программу «А можно ли так?» — подобие Concerto grosso, в котором солисты (в основном Пятрас Вишняускас и сам Чекасин) соревнуются с оркестром.
Композиция-коллаж включила в себя фрагменты разных аранжировок для биг-бэнда. Звучит музыка Уильяма Хенди, Дюка Эллингтона, Нила Хефти, Пола Стоуна, Эро Койвистойнена, Вячеслава Ганелина, Арунаса Новакаса... Свинговые эпизоды оркестр играет легко, уверенно, с хорошей моторикой и грамотным «блуждающим басом» (причем чаще звучит туба, а не струнный бас). Резкая, темпераментная медная группа, плотно и сочно звучащие саксофоновые «корусы», активные ударные (Гедиминас Лауринавичюс) позволяют вильнюсским музыкантам справляться с любыми стилистическими задачами. А задача у Чекасина одна — столкнуть стили, эпохи, манеры. Музыкальная драматургия непредсказуема. Традиционный свинг постоянно разрушается врывающимися в музыкальную ткань руладами нового джаза, а хаотические приливы звуковых цунами плавно сменяются остинатным спокойствием или благостью сладкозвучия. Джаз для Чекасина и его партнеров — это живая музыкальная речь (возможно, иногда лишенная дикторской безупречности), веселая, яркая, красочная, не чуждая гротеска.
Вильнюсские музыканты не исполняют программу, но живут в ней, активно участвуют в игре, предложенной их заводилой-лидером. Они отзывчивы, реактивны, очень эмоциональны. За час сценического времени (на пластинке программа дана с сокращениями) мы попадаем в мир свинга, би-бопа,  модального  и авангардного джаза, даже диксиленда (традиционый ансамбль начал программу прогулкой по залу Дворца культуры ид В. П. Капранова). Можно ли получить удовольствие от такого странного необычного джазового маршрута? Видимо, можно, если гидом становится такая творческая личность, как Владимир Чекасин.
Владимир Фейертаг

 
1988
С60 27405 009

ОСЕННИЕ РИТМЫ-87. С концертов Ленинградского фестиваля джазовой музыки. Пластинка 1
Сторона 1 - 18.29
1. Непоседа (В.Щукин) Джаз-оркестр "Коллегиум" под руководством Владимира Щукина (Калининград)
Виктор Авдеев - флюгергорн, Станислав Штатнов и Аркадий Штыглер - трубы, Владимир Щукин и Владимир Воронков - тромбоны, Евгений Пономарев - альт-саксофон, Олег Бердин - тенор-саксофон, Валерий Андрианов - фортепиано, Анатолий Колесников - гитара, Вячеслав Феоктистов - бас-гитара, Малышев - ударные.
2. Вихрь (Л.Пташко) Леонид Пташко, фортепиано (Баку)
3. Обратный адрес (В.Назаров) Джаз-квартет Вячеслава Назарова (Москва)
Вячеслав Назаров - тромбон, Ринат Шаймухамметов - гитара, Виктор Двоскин - контрабас, Станислав Коростелев - ударные.

Сторона 2 - 20.27
1. Спонтанная композиция (Х.Рейнхардт) Трио новоджазовой музыки (ГДР)
Хайнер Рейнхардт - бас-кларнет, саксофон, Кристоф Винкель - контрабас, Маттиас Гассерт - перкуссия, ударные

Запись с концертов джазового фестиваля "Осенние ритмы-87" 10 - 15 ноября 1987 г. в Выборгском доме культуры, Ленинград

...И вновь «Осенние ритмы». Десятый Ленинградский джазовый фестиваль, задуманный с самого начала как Всесоюзный, а теперь ставший международным. Фестиваль, укрепляющий традиции и дающий путь новаторству. Мозаика стилей, школ, направлений, встреча разных поколений джазовых исполнителей.
   Фестивалю стало тесно. Из помещения в полторы тысячи мест он переехал в Театральный зал Выборгского Дворца культуры с двумя тысячами мест. Но в остальном все, как прежде. Как обычно, семь гала-концертов в течение пяти дней, как обычно, ветераны джаза соседствуют с дебютантами, как обычно, фестиваль исповедует музыкальную терпимость. В 1987 году на «Осенних ритмах», к примеру, выступали два коллектива Ленинградского рок-клуба — ансамбли «Джунгли» Андрея Отряскина и «Популярная механика» Сергея Курёхина. И как обычно, «Мелодия» предлагает диски с записями отдельных выступлений.
   Не будем комментировать музыку, она сама «постоит» за себя, сама найдет себе сторонников. Только представим участников, тем более, что при отборе записей ставка делалась на необычное, оригинальное, неповторимое или до сих пор на пластинках не появлявшееся.
   Калининградский «Коллегиум» собрал два года тому назад тромбонист и аранжировщик Владимир Щукин из оставшихся энтузиастов прежнего биг-бэнда «Ритм». Оркестр выступал на фестивалях в Витебске, Казани, Москве, в его репертуаре свинговая классика и композиции музыкантов «Коллегиума». В «Непоседе» В. Щукина солируют саксофонисты Евгений Пономарев и Олег Берлин.
   «Открытием года» был назван в 1986 году бакинский пианист Леонид Пташко. Молодой обаятельный виртуоз, равно склонный к джазовому и классическому пианизму, обратил на себя внимание на фестивалях в Чебоксарах, Баку, Риге. Сразу же после «Осенних ритмов» Л. Пташко завоевал второе место на конкурсе молодых джазовых пианистов в Калише (ПНР).
   Квартет Вячеслава Назарова — формально часть ансамбля «Аллегро». А по музыке — абсолютно самостоятельный состав. Ленинградцы всегда предлагают В. Назарову «выделиться», и он охотно, готовит для фестиваля специальную программу. Впервые партнером В. Назарова стал молодой гитарист Ринат Шаймухамметов.
   И, наконец, гости из Германской Демократической Республики — трио Хайнера Рейнхардта. Убедительные профессионалы и убежденные авангардисты проявили максимум тембровой и драматургической изобретательности в создании спонтанной новоджазовой композиции на ленинградской сцене.
В. Фейертаг
 
1988
С60 27407 003

ОСЕННИЕ РИТМЫ-87. С концертов Ленинградского фестиваля джазовой музыки. Пластинка 2

Сторона 1 — 20.49
ЭТЮД В КРАСНЫХ ТОНАХ (Н. Левиновский)
Трио Николая Левиновского (Москва): Николай Левиновский, фортепиано; Виктор Двоскин, контрабас; Виктор Епанишников, ударные
ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ БЛЮЗ (В. Бондаренко)
Квартет «Дальний Восток» под руководством Виктора Бондаренко: Виктор Бондаренко, флейта; Александр Носуль, гитара; Ильгиз Амирханов, бас-гитара; Виталий Лукьянов, ударные
ДВЕ ЛИРИЧЕСКИЕ ПЬЕСЫ
(Т. Шукальскии, Я. Шпрот)
Блюз «Дуо» (ПНР): Томаш Шукальский, сопрано и тенор-саксофон; Януш Шпрот, фортепиано

Сторона 2— 18.45
БЕРЕГ МОЕЙ МЕЧТЫ (Г. Файн)
Трио Григория Файна (Куйбышев): Григорий Файн, фортепиано; Николай Мачкасов, контрабас; Михаил Кудряшов, ударные
САЛЮТ (М. Хаутсало)
Джаз-квартет Мартти Хаутсало (Финляндия): Мартти Хаутсало, тенор-саксофон; Микко Пасанен, фортепиано; Ярмо Хиеккала, контрабас; Кай Сеппанен, ударные
Я НИЧЕГО НЕ СКАЖУ (Бадди ди Франко)
ЭСТОНСКИЙ ТАНЕЦ (Уно Найссоо)
Александр Рябов (Таллин) и джаз-квартет Давида Голощекина (Ленинград): Александр Рябов, кларнет; Давид Голощекин, фортепиано; Андрей Рябов, гитара; Александр Машарский, контрабас; Станислав Стрельцов, ударные

Запись с концертов джазового фестиваля «Осенние ритмы-87» 10 — 15 ноября 1987 г. в Выборгском Дворце культуры, Ленинград

...И вновь «Осенние ритмы». Десятый Ленинградский джазовый фестиваль, задуманный с самого начала как Всесоюзный, а теперь ставший международным. Фестиваль, укрепляющий традиции и дающий путь новаторству. Мозаика стилей, школ, направлений, встреча разных поколений джазовых исполнителей.
Пластинки с записями фрагментов фестивалей иногда вызывают нарекания. Не всем по душе их художественная пестрота и некоторое акустическое несовершенство. И все же такие диски необходимы. Во-первых, они дают представление о музыкально-общественном событии и, во-вторых, фиксируют достижения ансамблей и солистов, пока еще не вышедших на свой сольный альбом.
Так случилось, к примеру, что трио пианиста Николая Левиновского (с В. Двоскиным и В. Епанешниковым) — ритм-группа первого состава «Аллегро» — ни разу самостоятельно не записалась. А ведь это — один из лучших малых ансамблей современного советского джаза.
Квартет «Дальний Восток», возникший в рамках одноименного эстрадного коллектива, неизменно становился лидером на фестивалях в Зауралье в родном Хабаровске. Ансамбль стремится к синтезу современных стилей джаза и фольклора малых народностей Приамурья. «Дальневосточный блюз» является одной из частей большой инструментальной сюиты Виктора Бондаренко.
Польский «блюзовый дуэт» Томаша Шукальского и Януша Шпрота (в Польше их называют «ШШ») впервые появился на варшавском фестивале «Джаз Джембори-86», а весной 1987 года включился в первую совместную советско-польскую джазовую программу и выступил в Москве, Таллине и Ленинграде. Романтическая музыка дуэта хорошо вписалась в бурную и «горячую» атмосферу «Осенних ритмов».
Куйбышевский пианист Григорий Файн, уверенно следуя за своими кумирами в джазовом пианизме (Тейтумом, Питерсоном, Эвансом), представил несколько оригинальных композиций для трио, из которых «Берег моей мечты» снискала наибольшее признание.
Спокойный, уравновешенный мэйнстрим играли гости из Финляндии, квартет Мартти Хаутсало из небольшого города Коупио. Опытные педагоги и исполнители с большой радостью выступали на ленинградской сцене и, кроме того, активно играли на джем-сэшн ночью.
Пластинку завершает ветеран советского джаза таллинский кларнетист Александр Рябов. Его выступление стало одной из примечательных страниц фестиваля, не в последнюю очередь из-за прекрасного свингового тыла, созданного квартетом Давида Голощёкина. Кстати, Александр Рябов — участник самого первого джазового фестиваля в нашей стране (1949, Таллин), который, конечно же, и не мог быть тогда записан. А жаль! Отечественному джазу небезразлична его история. Именно поэтому мы и приветствуем пластинки ленинградских «Осенних ритмов».
В. Фейертаг

 

1988
С90 27905 001
ДОНЕЦК-118
10-й ДЖАЗОВЫЙ ФЕСТИВАЛЬ В ДОНЕЦКЕ

Сторона 1
ПОСВЯЩЕНИЕ ДЖУЛИУСУ УОТКИНСУ (А. Шилклопер) — 2.53
ПЕСНЬ О МОЕЙ МАМЕ (Л. Чижик)—6.10
ЗВЕЗДЫ ПАДАЮТ НА АЛАБАМУ (Фрэнк Перкинс) — 9.05
А. Шилклопер, валторна (1)
Л. Чижик, ф-но (2)
В. Колесников, флюгельгорн, Л. Чижик, ф-но, Т. Курашвили, контрабас (3)

Сторона 2
ДОНЕЦК-118 (коллективная композиция)—5.35
В ТВОЕЙ МИЛОЙ МАНЕРЕ
(Дэйв Брубек) — 6.53
АВТОПОРТРЕТ (М. Альперин)— 6.09
ЭТО НИЧЕГО НЕ ЗНАЧИТ, ЕСЛИ В ЭТОМ НЕТ ТОГО СВИНГА (Дюк Эллингтон) - 3.09
Ансамбль «Донбасс 67» (1)
Квартет «Квадрат» (2)
М. Альперин, ф-но (3)
Г. Чантурия, вокал, 3. Челидзе, ф-но, Н. Майсошвили, бас-гитара, Г. Тецошвили, ударные, Я. Солодкий, конга (4)
Ансамбль «Донбасс-67»: С. Лавриненко, труба; А. Сажнев, тенор-саксофон; Ю. Доровских, ф-но; В. Денежный, контрабас; И. Коваленко, ударные;
Квартет «Квадрат»: С. Иванов, ф-но; О. Вольпов, гитара; А. Сергеев, бас-гитара; А. Шуклин, ударные

Выход первой пластинки для исполнителя — всегда огромное событие. Это событие становится неизмеримо значительней, когда на конверте пластинки впервые появляется название крупного города. Радостно сознавать, что Донецк, славящийся своим трудом и миллионом кустов роз — по одному на каждого жителя, известен и как один из крупнейших «джазовых» городов страны, имеющий двадцатилетнюю традицию проведения фестивалей джаза.
У вас в руках запись 10-го юбилейного фестиваля джазовой музыки «Донецк-118», который состоялся 4 — 6 декабря 1987 года во Дворце молодежи «Юность». Наверняка вас заинтересовала цифра «118». Это всего-навсего число лет со времени основания Донецка, двадцать из которых его культурная жизнь неотделима от джаза.
Донецкие фестивали — это не только концерты знаменитостей отечественного джаза, ночные джем-сешн, просмотры джазовых кино- и видеофильмов, выставки плакатов, но и неожиданные сюрпризы.
На 10-м фестивале поистине откровением стало выступление Аркадия Шилклопера — валторниста-виртуоза Академического симфонического оркестра Московской государственной филармонии, «гротескового» лирика Михаила Альперина, квартета Сергея Ульянова из Горловки и ансамбля «Донбасс-67», музыканты которого «начинали» джаз в Донецке и спустя двадцать лет собрались снова, чтобы в ностальгическом блюзе вернулся в молодость.
Донецкие фестивали — это и импровизационное (возможное лишь в джазе и на фестивалях) на несколько минут рожденное сотворчество музыкантов из разных городов. Таким предстало выступление знаменитостей — москвича Леонида Чижика, дончанина Валерия Колесникова и тбилисца Тамаза Курашвили.
Донецкие джазовые фестивали — это неповторимая, искренняя, доброжелательная атмосфера человеческого и музыкантского общения, которую несет в себе искусство джаза.
АЛЛА ДУБИЛЬЕР, музыковед

Запись 1987 г., декабрь, г. Донецк  
 
1989
С60 28589 009


ОСЕННИЕ РИТМЫ-88. С концертов Ленинградского фестиваля джазовой музыки
Джазовые импровизации
1. РОСТОВСКИЙ КОНЦЕРТНЫЙ ДЖАЗ-ОРКЕСТР. Дирижер Ким Назаретов (5.20)
Юрий Ушаков, Евгений Медведев, Александр Негадаев, Василий Машков, Владимир Фомичев - трубы; Аркадий Олейников, Валерий Вервекин, Игорь Пхида, Геннадий Осипчук - тромбоны; Карп Деланьян, Владимир Попов, Евгений Гнездилов, Виктор Попов, Дмитрий Орлов - саксофоны; Николай Иоаннисян - фортепиано; Владимир Костыленко - гитара; Игорь Егоров - бас-гитара; Игорь Великанов - ударные.
Солисты: Карп Деланьян (саксофон), Аркадий Олейников (тромбон).
2. БЕРТ ВРЕДЕ (гитара) и ТЕО НАБИХТ (сопрано-саксофон) (ГДР) (3.50)
3. Ансамбль "Акустическая версия" (Народная Республика Болгария) (6.20)
Антоний Дончев - фортепиано, Христо Йотцов - вибрафон, ударные.
4. "ЛУИЗИАНА РЕПЕРТОРИ ДЖАЗ-АНСАМБЛЬ" (Соединенные Штаты Америки) (3.05)

5. АЛЕКСАНДР ГАВРИЛОВ, фортепиано (г.Ленинград) (4.15)
6. КВАРТЕТ ХАРРИ ААЛТОНЕНА (Финляндия) (5.15)
Матти Сарапалтио - альт-саксофон, Лаури Торнивуори - фортепиано, Туомас Каллиола - контрабас, Харри Аалтонен - ударные.
7. КВИНТЕТ "САННИМУН" (Швейцария) (4.30)
Вернер Люди - альт-саксофон, Ганс Кох - тенор-саксофон, бас-кларнет, Стефан Витвер - гитара, Мартин Шютц - виолончель, Пол Лоуэнс - ударные.
8. САН-КВАРТЕТ (Дания) (6.45)
Стефан Борум - фортепиано, Стефан Гран - альт-саксофон, Ким Миккельсен - контрабас, Съерн Фрост - ударные.

Запись с концертов 9 - 12 ноября 1988 г. в зале Дворца культуры им.Горького, Ленинград

На джазовых фестивалях вырабатываются собственные нормы поведения. Например, право объявлять программу (или не объявлять) часто предоставляется самим музыкантам. Авангардисты импровизируют спонтанно, а традиционалисты подразумевают знакомство публики с джазовой классикой. Так и проходил XI Ленинградский джазовый фестиваль, без привычного просветительского конферанса, в надежде, что слушатели сами отличат блюз от стандарта, би-боп от диксиленда, фри-джаз от джаз-рока и так далее.
Ростовский концертный джаз-оркестр Кима Назаретова — один из лучших биг-бэндов страны, завоевавший симпатии в Польше, Великобритании, частый гость «Осенних ритмов». «Блюз» Р. Макконнела сыгран зажигательно, уверенно и раскованно. Солисты—К. Деланьян и А. Олейников— хорошо дополняют мощную оркестровую ткань стилистически точной орнаментикой.
Много выдумки в музыке дуэта из ГДР. Нарушителем спокойствия в представленной миниатюре становится саксофонист Тео Набихт, пытающийся сперва проникнуть в невозмутимую структуру гитариста Берта Вреде, а затем и «взорвать» ее. Однако гитара побеждает, во всяком случае подписывает с саксофоном перемирие, воцаряется спокойствие и благозвучие.
Другой дуэт — «Акустическая версия» — выступает в русле композиционного джаза, не без влияния тандема Кориа — Бёртон. Болгарским музыкантам удалось найти хорошее соотношение между современной ритмической жесткостью и широким мелодическим дыханием.
«Луизиана репертори джаз-ансамбль» — детище историка культуры Фредерика Старра. Все музыканты, кроме лидера, живут в Нью-Орлеане и, конечно же, прекрасно владеют языком раннего джаза, безошибочно воспроизводят звучание танцевальных оркестров начала века.i
Ленинградский пианист Александр Гаврилов обычно тяготеет к сложной спонтанной технике музицирования. Диапазон его интересов необычайно широк — от рок-музыки до фри-джааа. На сей раз пианист уверенно вошел в «страну блюза».
Ветеран финского джаза барабанщик Харри Аалтонен организовал ансамбль специально для «Осенних ритмов». Его чуткий аккомпанемент еле слышен в нежной и ласковой финской народной мелодии, изысканно исполненной его партнерами.
Европейский фри-джаз представляет известный швейцарский квинтет «Саннимун». Музыканты создают музыку прямо на сцене, чутко подхватывая мотивы, обрывки фраз, шорохи, вздохи. Постепенно возникает сильное энергетическое поле, в котором мы одновременно воспринимаем стройную коллективную драматургию и личную инициативу музыкантов.
Датский «Сан-квартет», за год до "фестиваля признанный лучшим молодым ансамблем Европы, порадовал любопытной версией ритмизованного блюза «Белые туфли Бутчо» С. Грана. Музыканты по-озорному смешивают элементы би-бопа, фанк-джаза, авангарда, играют легко, немного задиристо.
Сцена ленинградского джазового фестиваля, как всегда, демократично предоставлялась всем направлениям современного джаза. Таковы уж традиции «Осенних ритмов». Вероятно, такой плюрализм имеет недостатки. Но у нас много джазовых фестивалей, в том числе и специализированных — диксилендовых, биг-бэндовых, авангардистских... Это позволяет ленинградскому фестивалю оставаться эклектичным, придерживаясь принципа — «всего понемногу», а иногда и «всего помногу».
В. Фейертаг
 
1989
С60 28591 007


 
«ОСЕННИЕ РИТМЫ-88»
Новая импровизационная музыка на концертах фестиваля

Сторона 1
ТРИО МИХАИЛА АГРЕ (г. Свердловск) (23.20)
Михаил Агре, клавишные, блок-флейта Владислав Талабуев, бас-кларнет, саксофон Игорь Морозов, ударные, перкуссия, блок-флейта
Сторона 2
КВАРТЕТ ПЯТРАСА ВИШНЯУСКАСА (г. Вильнюс) (25.10)
Пятрас Вишняускас, сопрано-саксофон Кястутис Лушас, клавишные Леонид Шинкаренко, бас-гитара Гедиминас Лауринавичюс, ударные

Запись с концерта 10 ноября 1988 г. в зале Дворца культуры им. Горького, Ленинград

Термин «фри-джаз» существует более тридцати лет. Им принято обозначать всякую музыку, высвобождающуюся от пут традиционной гармонии, жесткой ритмики, привычных интонаций, тяготеющую к свободной, ничем не ограниченной импровизации. С первых же «Осенних ритмов» (1978) ленинградская сцена лояльно отнеслась к адептам фри-джаза. Постоянными участниками фестивалей были ансамбли Вячеслава Ганелина, Анатолия Вапирова, Владимира Чекасина. Частый гость в Ленинграде и литовский саксофонист Пятрас Вишняускас. Его немногословность, скромность, пренебрежение саморекламой и сценическим позерством, беспредельная вовлеченность в процесс создания музыки снискали уважение среди советских почитателей нового джаза и принесли ему сенсационный успех на зарубежных фестивалях.
П. Вишняускас при всем его «свободомыслии» — сторонник стройной концертной драматургии. Перед выступлением он «выдает» партнерам свой сценарный план (для многих форм джаза типична так называемая устная «аранжировка»), устанавливает порядок сольных эпизодов. Так было и на «Осенних ритмах-88». В результате возникла драматическая композиция, полная контрастов, столкновений, конфликтов, напоминающая нам о вечном противоборстве добра и зла, света и тьмы, свободного и догматического мышления.
Вот уже два года квартет П. Вишняускаса играет композиции «Сальто-мортале» под разными порядковыми номерами. На предлагаемом диске записан № 10. Каждому исполнителю было дано право на свой «смертельный номер».
Вторая сторона пластинки отдана дебютантам — свердловскому трио Михаила Агре, исполняющему композицию "Ite, missa est". B музыкальной драматургии ансамбля большая роль отводится набору необычных ударных и духовых инструментов, различным клавишным — акустическому и препарированному фортепиано, синтезатору. Кроме того — и тут пластинка бессильна — в арсенале исполнителей немало элементов театрализации, световые эффекты и даже пиротехника.
В. ФЕЙЕРТАГ

На лицевой стороне: М. Агре
На оборотной стороне: П. Вишняускас
1989 Ленинградская студия грамзаписи. Запись 1988 г.
 
1989
С60 30069 006
ОСЕННИЕ РИТМЫ-89. РИЧИ КОУЛ В ЛЕНИНГРАДЕ
Leningrad Alto Madness
Сторона 1 —21.23
Ленинградская босса-нова (Д. Эллингтон — Р. Коул)
Если мы расстанемся (Ф. Лоу)
Как высоко луна (М. Льюис)
Сторона 2— 21.28
Воскресенье в Нью-Йорке (П. Неро)
Полюшко-поле (Л. Книппер — Р. Коул)
Блюз для Ленинграда
(Д. Форест — Р. Коул)

РИЧИ КОУЛ (Соединенные Штаты Америки), альт-саксофон
КВАРТЕТ АНДРЕЯ РЯБОВА — АНДРЕЯ КОНДАКОВА:
Андрей Рябов, гитара Виталий Соломонов, контрабас, Андрей Кондаков, фортепиано, Олег Бутман, ударные

Запись с Ленинградского международного джазового фестиваля «Осенние ритмы-89»

"Alto Madness" (буквально: альтовое безумство) — термин, придуманный американским саксофонистом Ричи Коулом (р. 1948). Это и художественная концепция и фирменный знак сценической активности, и наименование состава исполнителей. "Alto Madness", — говорит Ричи Коул, — значит играть для публики и самому получать огромное удовольствие».
В десятилетнем возрасте Ричи Коул впервые услышат Чарли Паркера и всерьез «заболел» джазом. В бостонской школе Беркли его учителями стали Чарли Марианс и Фил Вудс, по рекомендации которого он попал в джаз-оркестр Бадди Рича. В дальнейшем Коул сотрудничал с Эдди Джефферсоном, Артом Пеппером, Лайонелем Хемптоном, Чаком Берри, с вокальным квартетом «Манхеттен Трансфэ».
Игра Ричи Коула напориста, радостна, изобретательна Его стихия — бибоп. Но традиционную паркеровскую лексику, владение которой требует высшего исполнительского пилотажа, Коул находчиво соединяет с электронными звучаниями современной популярной музыки. Один из его дисков не случайно назван «Поп-боп» Выступая на концертах и фестивалях, Коул с первой же минуты завоевывает аудиторию энергичными версиями банальных мотивов, фраз и сильным, красивые звуком. К тому же он талантливый шоумен, веселый, контактный и неутомимый. Как-то, отвечая своим критикам, Коул писал: «Я очень серьезен, но не хотел бы быть таким важным и элитарным, чтобы публика от мен» отвернулась. Я стараюсь охватить как можно больше слушателей, комбинируя старые и новые мелодии».
Ричи Коул объехал весь мир. Американцы называют его самым влиятельным джазовым послом. Пять лет он мечтал попасть на ленинградский фестиваль «Осенние ритмы» и поиграть с советскими музыкантами. Наконец мечта его сбылась.
Советская джазовая федерация предложила Ричи Коулу довольно молодой, но уже достаточно опытный ансамбль — квартет Андрея Кондакова — Андрея Рябова. И Кондакову и Рябову — по 27, а Виталию Соломонову и Олегу Бутману — по 23 года. Этот «горячий» квартет с двумя лидерами, украсивший за последний год фестивали в Кривом Роге, Ленинграде, Пярну, Минске, Днепропетровске, Казани, Волгограде, Петрозаводске, стал надежной ритмической опорой американскому саксофонисту. Да и солисты были с маэстро на равных.
Что касается Ричи Коула, то он своеобразно подготовился к гастролям в нашей стране. Его импровизации насыщены (иногда даже перенасыщены) цитатами из Чайковского, Прокофьева, Бородина, Соловьева-Седого. Упомянут даже... «Интернационал». Оригинальным обращением к нам стало и заигранное на Западе «Полюшко-поле» Книппера, и «Ленинградская босса-нова», лихо сколоченная на основе «Атласной куклы» Эллингтона. На сцене было весело. Возник ленинградский вариант "Alto Madness". На пластинке об этом свидетельствуют и музыка, и овации...
В. Фейертаг
 
1990
С60 30313 007

ОСЕННИЕ РИТМЫ-89. Leningrad Jazz International

Сторона 1 — 19.38
ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ АМЕРИКАНСКОЙ НАРОДНОЙ ПЕСНИ «ЯНКИ ДУДЛ»
ИМПРОВИЗАЦИЯ НА ТЕМУ М. МУСОРГСКОГО «ПЕСНЯ О БЛОХЕ»
Вячеслав Гайворонский, труба Владимир Волков, контрабас

Сторона 2 — 22.10
ВОЛНЫ
ПАВОДОК НА ОДЕРЕ
ЛОТТА
ТИБЕТ
Конрад Бауэр, тромбон (ГДР)

Запись 1989 г.

Не так уж часто выступают ленинградские музыканты Вячеслав Гайворонский и Владимир Волков, но зато на любом фестивале, где появляется дуэт, заметно его превосходство над другими ансамблями нового джаза. Неповторимо инструментальное мастерство, неповторимы темпераменты, неповторима эстетическая платформа. Музыканты отвергают хеппенинг, театрализацию, полностью сосредоточиваясь на воплощении композиционных замыслов. Их поиск направлен на развитие ладовых и гармонических структур, на переосмысление фольклора (славянского и восточного) и классики.
Импровизации В. Гайворонского и В. Волкова — свободный диалог мастеров, освоивших джаз от А до Я; свинговые фразы схлестываются с атональными пассажами, рационализм кула соседствует с бесовскими всплесками фри-джаза. Музыковед А. Петров писал: «...Странный, глуховато стрекочущий тембр трубы дополняется выразительным звучанием контрабаса, то что-то напевающего, то превращающегося в ударный инструмент, то взрывающегося фейерверком легких, шуршащих пассажей. Труба постоянно спорит с контрабасом...» На «Осенних ритмах-89» дуэт удостоил внимания Мусоргского и американскую народную песню «Янки Дуд л».
Вторая сторона фестивального диска представляет одного из лучших тромбонистов Европы — Конрада Бауэра (ГДР). Бауэр начинал свою карьеру как
гитарист и вокалист, затем увлекся тромбоном и прошел сложный путь от сайдмена в секстете Манфреда Людвига и группе «Модерн Соул-бэнд» до солиста в джаз-роковых и авангардных ансамблях «Эксис», «Синопсис» и «ФЭЦ». С 1976 года он выступает с сольными концертами. Многие полагают, что наибольшее влияние на него оказал другой немецкий тромбонист — Альберт Мангельсдорф.
Иногда Конрад Бауэр выступает в ансамблях (часто с братом Йоханнесом Бауэром, тоже тромбонистом), а иногда он и «один в поле воин». «Я всегда хотел добиться на тромбоне той же техники, которой владеют саксофонисты», — сказал однажды музыкант. Ленинградцы смогли убедиться, с какой легкостью Бауэр претворяет в жизнь свои музыкальные идеи.
Немецкому тромбонисту аплодировали на многих фестивалях мира. В СССР он выступал в Новосибирске и Вильнюсе. Сегодня он один из самых занятых и известных музыкантов. К счастью, в его перегруженном графике нашелся один свободный день, и виртуоз-тромбонист прилетел на ленинградские «Осенние ритмы».
В. Фейертаг

 
1990
С60 30587 001

ОСЕННИЕ РИТМЫ-89. Записи с концертов Ленинградского джазового фестиваля "Осенние ритмы-89"
Сторона 1 — 20.27 КВАРТЕТ ПЕТЕРА КАНДИОТТО (Швейцария)
ТРИО СЕРГЕЯ ЛЕТОВА (г. Москва)
САКСОФОННЫЙ КВАРТЕТ «РОВА» (США)
«СИДНЕЙ ДЖАЗ-ТРИО» (Австралия)
Сторона 2 — 19.26
ЮРИЙ КАСЬЯНИК (г. Ленинград)
«НЭТЧУРЕЛ ГАС ДЖАЗ БЭНД» (США)
ТРИО «ПАСТОР И БОЛЬШАЯ ПРОБКА» (Польша)
БИГ-БЭНД «НАРВА» Руководитель Юрий Киселев (г. Нарва)

Запись 1989 г.

Ленинградский джазовый фестиваль «Осенние ритмы» с самого начала заявил о своей терпимости ко всем стилям и направлениям современного джаза. На его концертах звучит и фри джаз и ностальгическое ретро, на нем выступают и биг-бэнды и солисты-инструменталисты. Представляем вам составы и отдельных исполнителей, попавших в сборный фестивальный диск.

Квартет Петера Кандиотто (Швейцария) давно уже известен в своей стране, а европейская слава пришла к нему после шумного успеха на фестивале в Монтрё в 1985 году. Тем не менее джазмены предпочли не переходить в профессионалы, а оставаться любителями. Поэтому у каждого музыканта этого ансамбля — саксофониста Петера Кандиотто, трубача Раймона Курта, пианиста Жана Бийонда и контрабасиста Жана-Ива Пьетота имеются своя работа, свои записи, свои контракты. Швейцарские музыканты впервые в Советском Союзе, но и недолгое знакомство показало, что ансамбль виртуозно владеет всеми стилями джаза.

Представленное на пластинке трио Сергея Летова — один из вариантов ансамбля московских джазовых музыкантов «Три О». Эти музыканты определяют свое направление как постмодернизм: эклектичное, ироничное игривое смешение стилей, жанров и эпох. Саксофонист и кларнетист Сергей Летов начал свои поиски в свободной импровизации. За его плечами опыт работы в оркестре «Популярная механика» Сергея Курехина и во многих рок-группах. Фаготист Александр Александров также имеет богатый опыт и в роке, и в джазе (группы «Аквариум» и «Звуки «Му», трио Анатолия Вапирова). Вокалистка Саинхо Намчулак сочетает высочайшую технику профессиональной певицы с самобытными приемами фольклорного пения и интонационным строем тувинской народной музыки.

Саксофонный квартет «РОВА» — элита нового джаза. Созданный в 1977 году, квартет записал дюжину альбомов, выступил на всех крупнейших фестивалях нового джаза и современной музыки. Вдохновленные экспериментами с квартетами саксофонов, четверо молодых музыкантов из Сан-Франциско Джон Раскин, Ларри Оке, Эндрью Войт и Брюс Акли (инициалы их фамилий и составили название группы) решили сделать эту инструментальную формулу постоянно действующей. Правда, сегодня вместо Эндрью Войта играет Стив Адаме, но группа решила не менять название. Квартет приезжал в СССР по приглашению Ленинградского клуба современной музыки и выступал в Ленинграде, Риге и Москве, выпустив впоследствии документальный фильм «Дипломатия саксофонов» и двойной альбом с таким же наименованием.

А вот музыканты из Австралии — «Сидней джаз-трио» — выступали в нашей стране впервые. Лицо группы определяет ее лидер — саксофонист и пианист Роджер Фрэмптон. Но также сильными музыкантами представляются контрабасист Стив Эпфик и ударник Джон Поше. Несмотря на отдаленность и кажущуюся провинциальность Австралии по отношению к джазовым центрам, ансамбль приятно поразил слушателей высоким профессионализмом, свежестью и оригинальностью музыкальных идей, хотя эстетически его композиции не выходили за пределы джазового мэйнстрима. Музыканты «Сидней джаз-трио» известны у себя на родине и с успехом гастролировали в Европе.

Ленинградский композитор, саксофонист и пианист Юрий Касьяник всегда полон идей. Он инициатор нескольких авангардных программ на крупных советских джазовых фестивалях, он же иногда участник «Популярной механики» Сергея Курехина. Два года назад Касьяник создал «Ассоциацию композиторов и театр музыкальных идей».Вместе со своими единомышленниками он создает красочные и неординарные шоу, включающие элементы рока и джаза, театра абсурда и уличного карнавала.

«Нэтчурэл гас джаз бэнд» из Сан-Франциско в течение двенадцати последних лет неизменно становился фаворитом на ежегодном фестивале традиционного джаза в Сакраменто. Ансамбль играл также на джазовых фестивалях в Эдинбурге (Шотландия), Кобе (Япония), гастролировал в Канаде и во всех штатах своей страны и успел записать шесть альбомов. В репертуаре оркестра композиции Лу Уотерса, Тёрка Мёрфи, Джелли «Ролл» Мортона, Томаса «Фэтса» Уоллера и Дюка Эллингтона. Лу Уотерс сказал: «Нэтчурэл гас джаз бэнд» обладает мощью, уверенностью, выносливостью и радостным небрежным духом — чертами, обеспечивающими им качество, где бы они не выступали».

Польский джаз, после американского, пожалуй, наиболее известен советским слушателям. Редкий фестиваль обходится без гостей из Польской Республики. Ансамбль «Пастор и большая пробка» — трио, входящее в состав очень известного молодого биг-бэнда «Янг пауэр» («Молодая сила»). Лидер и биг-бэнда и трио флейтист и композитор Кшиштоф Попек избрал для гастрольных поездок более мобильный малый состав. Состав явно нетрадиционный, состоящий из духовых инструментов: наряду с флейтой тромбон (Бронислав Дужи) и саксофон (Александр Корецкий). Но в отличие от «РОВА» и трио Сергея Летова, где исполнители также используют духовые инструменты, музыка «Пастора» очень ритмична. Отсутствие привычной ритм-секции компенсируется колокольчиками и другими разнообразными металлическими предметами, которыми обвешивают себя музыканты. В их музыке сочетаются идеи фольклора, традиционного джаза и «гармолодики» Орнетта Коумана и его последователей.

Биг-бэнд «Нарва» из Эстонии и его руководитель Юрий Киселев легко могут доказать слушателям, что, несмотря на быстротекущее время, появление новых направлений в джазе, традиция биг-бэнда не собирается угасать. А хорошие исполнители всегда могут оживить любые джазовые стандарты. Джазовая классика в исполнении биг-бэнда «Нарва» воспринимается не только как ностальгия по прошлому. Это часть той сложной и красочной палитры, которая зовется современным джазом.
 
1990
С60 30397 007
Осенние ритмы-89. В джазе только дети
Сторона 1 - 16.59
Стенли Стомпер (Ф.Вудз)
Прогулка по зоопарку (А.Гебель)
Не все так просто (А.Гебель)
Нет денег, нет музыки (Э.Лендстрем)
Пой, пой, пой (Л.Прима)
Детский джаз-оркестр под управлением Александра Гебеля (г.Кривой Рог):  Трубы: Дима Левченко, Саша Гебель, Миша Страсбургер, Дима Мироненко, Андрюша Зибров; Тромбоны: Руслан Бойченко, Володя Щербина, Сережа Глушко, Виталий Вихров, Юра Неелов; Саксофоны: Саша Яременко, Андрюша Соколов, Рома Чепик, Слава Маринюк, Юра Жуков; Фортепиано: Таиса Гебель; Ударные: Володя Пех;    Бас-гитара: Андрюша Дубис

Сторона 2 - 20.38
Калипсо Джо (М.Йоханссон)
Короткая история (Ю.Линкола)
Гнездо петуха (Э.Койвистойнен)
Друзья (Ю.Линкола)
Похьянтен Биг-Бэнд под управлением Ханну Копонена (Финляндия):  Трубы: Юкка Тиирикайнен, Марку Хирвонен, Теро Саарти, Кари Пелттари, Янне Нисканен;   Тромбоны: Яри Йокинен, Антти Йоукайнен, Тимо Валконен, Томми Копонен, Харри Хювяринен, Яри Ваннинен, Ристо Шильдт, Нико Кокко, Олли Мюехянен; Саксофоны: Сату Хууки, Танем Хейккинен, Рейа Хаара, Теро Вильянен, Киммо Кокконен, Сами Копонен; Фортепиано: Маарит Пулккинен; Гитары: Пете Риссанен, Тони Лунлен, Юсси Сиволайнен; Бас-гитара: Харри Хелтта; Ударные: Песи Сормунен; Перкуссия: Нико Донимус

Мы любим талантливую детвору. Правда, не из всех вундеркиндов вырастают гении, но мальчик, едва достающий до педали и бравурно исполняющий Листа, или девочка с пышным бантом в локонах и сиплым голосом Билли Холидэй — это всегда умиляет.
А между тем детское музицирование, в том числе и джазовое — дело нынче довольно обычное, и в этой области немало достижений. Дети — способные имитаторы, многие легко подбирают на слух, импровизируют, важно лишь вовремя развить их ритмическое чувство, обострить ощущение гармонии, ансамблевой фактуры. Именно поэтому детские оркестры — лучшая школа для талантливых ребят. И если к тому же во главе коллектива педагог-джазмен, педагог-энтузиаст, психолог и авторитет, естественно возникает та джазовая среда, которая поощряет и индивидуальную соревновательность и дружное коллективное музицирование.
На XII Ленинградском международном джазовом фестивале «Осенние ритмы-89» встретились два оркестра — детский из Кривого Рога (9 — 14 лет) и юношеский из финского города Куопио (13 — 22 года). В первом играют ученики музыкальной школы, во втором — студенты консерватории (по нашим меркам—музыкального училища). Сначала оркестры как бы растворились в сильно перегруженных фестивальных концертах, а в последний день соединились в программе утренника «Джаз—детям!». Старший — «Похьянтен биг-бэнд» из Куопио — третьего по численности города в Финляндии — убедительно, ярко и грамотно «расправлялся» с партитурами современного свинга. Это вполне профессиональный, конкурентоспособный коллектив, детские лица которого светятся от удовольствия во время удачных сольных эпизодов. Оркестр, состав которого и не может быть постоянным, пять раз завоевывал первое место на национальных конкурсах молодежных джазовых коллективов, выступал во многих европейских странах. Аранжировщиками и консультантами оркестра были такие известные финские музыканты, как Петри Юутилайнен, Эйро Койвистойнен, Юкка Линкола, Яртса Карвонен, Пентти Лахти, или датский дирижер Бьярн Таннинг. Современное звучание оркестра — заслуга его постоянного наставника Ханну Копонена.
Джаз-оркестр Александра Гебеля из Кривого Рога не обделен вниманием в нашей стране, ему аплодировали на фестивалях в Ленинграде, Москве, Донецке, Архангельске. На сей раз руководитель рискнул на «Осенних ритмах» выступить с новым, сентябрьским набором. Волевой и темпераментный Гебель быстро сориентировался, кое-где адаптировал аранжировки и преподнес публике отлично звучащий оркестр. И в нем-то действительно играют только дети. (Наверное, игривое название этого диска напомнит вам о кинофильме «В джазе только девушки», кстати девушки были в обоих оркестрах). Возможно, эта пластинка порадует далеко не всех, но нам хотелось бы, чтобы вы запомнили имена молодых музыкантов. А вдруг мы потом их встретим в бурном океане «взрослого» джаза?
В. Фейертаг

 

1990
С60 30789 007
ДОНЕЦК - 120
XI Международный фестиваль джазовой музыки

Сторона 1
Блестящие чулки (Фрэнк Фостер) — 6.44
Сюита для оркестра «Коллегиум». Часть 1 (Владимир Щукин) — 7.12
Джаз-оркестр «Коллегиум»
под управлением Владимира Щукина (г. Калининград)

Сторона 2
Что такое любовь! (Коул Портер) — 3.47
Милая Джорджия Браун (Масео Пинкард) — 3.03
Тигровый рэг (Ник Ларокка) — 3.01
Пятерка (Сергей Иванов) — 4.58
Диксиленд Валерия Колесникова (г. Донецк) (1 -3)
Квинтет Сергея Иванова (г. Горловка) (4)

Сторона 3
Медитация (Тео Набихт)
Breakdown Pipe (Тео Набихт — Берт Вреде)- 12.48
Токката (Михаил Альперин) — 5.35
Тео Набихт, саксофон (1)
Тео Набихт, саксофон, Берд Вреде, гитара (2) (ГДР)
Михаил Альперин, рояль (3) (г. Москва)

Сторона 4
Народные новеллы (Михаил Альперин) — 11.56
Импровизация (Кешаван Маслак) — 6.54
Аркадий Шилклопер, валторна, ягд-хорн, Михаил Альперин, рояль, губная гармоника (1) (г. Москва)
Кешаван Маслак, саксофон (2) (США)

Запись 1989 г.

В 1969 году Донецку исполнилось 100 лет, и тогда же родился джазовый фестиваль, получивший название «Донецк-100». Инициатором его проведения стал джаз-клуб «Донбасс», созданный за два года до этого события группой энтузиастов, в которую входили Виктор Дубильер — президент клуба, пианист Владимир Чалый, трубач Валерий Колесников и контрабасист Владимир Денежный.
Трудностей хватало. Постоянно меняющимся чиновникам от культуры каждый раз заново нужно было доказывать необходимость и пользу фестиваля. Отдадим должное упорству Донецкой филармонии, подхватившей фестивальное знамя и сумевшей его пронести сквозь длительный «застойный период». Донецкий фестиваль стал единственным регулярным джазовым праздником на Украине и в 1989 году отпраздновал свой двадцатилетний юбилей.
На первом же фестивале установился дух музыкального братства и терпимости к инакомыслию. Донецк одинаково заинтересованно принимал и традиционный и современный джаз. На фестивальных концертах встречались рижский диксиленд и вильнюсское трио Вячеслава Ганелина, лирические баллады одесского пианиста Юрия Кузнецова соседствовали с дерзкими хеппенингами группы «Архангельск».
В 1987 году концерты впервые записывала «Мелодия», местная телестудия посвятила фестивалю программу, впоследствии показанную по Центральному телевидению. Наконец, в 1989 году фестиваль «Донецк-120» стал международным: на сцене Дворца культуры и спорта «Юность» выступали поляки, болгары, немцы и даже один американец саксофонист Кеннот Кешаван Маслак.
На первой пластинке альбома представлены составы, верные мейнстриму — основному руслу современного и традиционного
джаза. Прежде всего это оркестр из Калининграда «Коллегиум», в состав которого вошли лучшие музыканты города. Вдохновитель «Коллегиума» тромбонист Владимир Щукин создал уникальный ансамбль солистов, преданных оркестровому джазу. Калининградцам аплодировали на фестивалях в Москве и Ленинграде, Витебске и Уфе, в городах Польши.
«Коллегиум» обнаружил широкий спектр художественных возможностей. Так, например, в «Блестящих чулках» Ф. Фос-тера представлен классический свинг. Как это бывало в оркестре К. Бэйси, проведение основной темы подготавливается несколькими сольными и ансамблевыми эпизодами, а завершает пьесу мощное тутти. Зато «1-я часть композиции для оркестра» В. Щукина ближе к фанк-джазу. Короткая ритмизованная, многократно повторенная фраза-рифф постепенно становится неотъемлемой частью оркестровой фактуры, повышающей и без того «высокую температуру» импровизаций Евгения Пономарева и Олега Берлина.
Необычайно крепкий и искусный Донецкий диксиленд — детище Валерия Колесникова, к сожалению, не часто выступающего в родном городе. Кажется, впервые после ансамбля «Дон-басс-67» В. Колесников нашел для себя настоящий коллектив, ставший сенсацией на фестивале «Донецк-120». В диксиленде есть все — и плотное свинговое звучание («Что такое любовь?»), и виртуозные сольные партии («Милая Джорджия Браун»), и редкостное владение сверхбыстрыми темпами («Тигровый рэг»).
Завершает пластинку композиция организатора джаз-клуба в Горловке и постоянного участника донецких фестивалей молодого пианиста Сергея Иванова.
Программу второй пластинки альбома открывает Тео Набихт — молодой саксофонист из ГДР — темпераментный и изобретательный солист. В дуэте с гитаристом Бертом Вреде он отнюдь не довлеет над ним, хотя может показаться, что «задира» именно он, а гитарист — всего лишь «успокоитель». Особенно интересны полифонические рисунки, спонтанно созданные двумя молодыми музыкантами.
Из отечественных исполнителей нового джаза наибольшее внимание привлек пианист Михаил Альперин. Страстная вовлеченность в процесс музицирования, прирожденный артистизм, необузданная фантазия выдвинули Михаила Альперина в ряды ведущих джазовых музыкантов страны. Фортепиано для М. Альперина одновременно и мелодический, и ударный инструмент. «Токката» — отчасти дань классической форме, отчасти «кивок» в сторону Кита Джарретта. К достоинствам М. Альперина относятся яркий, образный тематизм, нешаблонные гармонические схемы, хорошее чувство формы и неумолимая моторика. Вряд ли это авангард, но во всех построениях пианиста ощущается столь сильное свободомыслие, столь явная тяга к полистилистике, что невольно хочется причислить исполнителя к мессиям нового джаза.
Естественно, что его партнерами могут стать только очень чуткие, эрудированные, широко мыслящие музыканты. Именно таким и является валторнист Аркадий Шилклопер. «Народные новеллы» — результат их совместного остроумного творчества, мастерское соединение элементов молдавского фольклора с моторикой нового джаза.
Саксофонный монолог Кешавана Маслака, известного американского исполнителя, впервые попавшего на советский джазовый фестиваль, внешне был необычен, даже экстравагантен. Но элементы шоу (исполнитель гулял по залу, ложился на сцене на пол и т. д.) не заслонили инструментальное мастерство музыканта. Речитатив К. Маслака поначалу кажется абсолютно спонтанным, но постепенно вырисовываются точно засвингованные фразы, складываются предложения. Исполнитель утверждает простую и запоминающуюся попевку, последовательно закрепляет как бы основную музыкальную идею и благодаря хорошему балансу между традиционными структурами и всплесками тотальной сонористической свободы создает убедительную драматургию.
Современный джаз, тесно переплетающийся с новой европейской импровизационной музыкой, обретает новых и новых поклонников. Радостно, что донецкие фестивали вносят свою посильную лепту в приобщение слушателей к сложному и интересному искусству.  
Владимир Фейертаг
 
1992
R60 00905-06
ДЖАЗ-ВЕГА - 90. Международный фестиваль джазовых вокалистов (г.Новосибирск)
1. Джек, сматывайся побыстрее... (П.Мэйфилд)
Петр Ржаницын, вокал, электробас, "Дикси-бенд" Бориса Балахнина (Новосибирск)
2. Черная птица (О.Пономарев - В.Пономарева)
Валенитина Пономарева, вокал, Ансамбль "Блэк Мама" (Москва)
3. Тайны бытия (С.Манукян - Е.Карпинская)
Сергей Манукян, фортепиано (Таллинн), Юрий Кузнецов, клавишные (Одесса)
4. То ли дождик, то ли снег (Х.Арлен)
Наталья Соболева, вокал, ансамбль Игоря Дмитриева (Новосибирск)
5. Фрагменты финального концерта фестиваля
Карин Крог, вокал (Норвегия), Джон Сермэг, бас-кларнет, фортепиано (Великобритания)
6. Вокально-инструментальное шоу и сборный джазовый хор "Интернационал" с участием всех гостей фестиваля, руководитель Анатолий Вапиров (Болгария)

Запись Новосибирского радио из концертного зала Дворца культуры железнодорожников 12 - 14 октября 1990
(С) Петербургская студия грамзаписи, 1992
 

  

***

Отдельное спасибо за дополнения и материалы: Borman (ник на форуме meloman.com1.ru), Alder (ник на форуме meloman.com1.ru)

Последнее обновление
2012-04-26